Арт-резиденция Выкса провела отбор заявок на 2020


Куратор Алиса Багдонайте рассказала, как проходил отбор, на что художникам стоит обращать внимание при подаче заявки в будущем.

Арт-резиденция Выкса

Алиса, есть ли уже результаты опен-кола в арт-резиденцию Выкса этого года?

Нет пока. Мы продлили сроки подачи заявок из-за праздников. Вообще в этом году беспрецедентно большое количество желающих принять участие. На текущий момент – это двести четырнадцать заявок, и очень большая география – Америка, Канада, Индия, Япония, Корея, не говоря уже о России и более близлежащих европейских государствах.

А в прежние годы иностранное участие было на таком же высоком уровне?

Заявки из других стран были, но в значительно меньшей концентрации, скорее в порядке исключения. В этом году набор будет очень отличаться.

Почему так произошло, это осознанная смена стратегии?

Да, цель сделать международную арт-резиденцию ставилась изначально. Вообще, арт-резиденции — распространенная мировая практика. Для сравнения, в одной только Японии сто восемьдесят резиденций, из которых восемьдесят — широко публикуемые на международном уровне. А в России их всего ничего.  При этом, вы понимаете, что такое Япония, а что Россия, относительно занимаемой территории.  На первом форуме Ассоциации арт-резиденций России в Екатеринбурге приняли участие около тридцати российских арт-резиденций. То есть эта практика в России только развивается. И у самих художников из России еще не выработана привычка подавать заявки. Выкса выгодно отличается от других проектов тем, что здесь платят художнику, предоставляют ему организационную поддержку  и дают возможность сделать продакшн проектов. Для молодых это очень важно.

Насколько арт-резиденция важный и нужный современному художнику опыт. Действительно ли это движет художника вперед и каким образом?

Во-первых, не все художники должны и могут участвовать в резиденциях, и не всякая арт-резиденция одинакова. Но, конечно же, художник получает опыт, получает поддержку – в Выксе так. С резидентами работают менеджеры, куратор. Ему помогают провести исследование, сделать  выставку. То есть если художнику необходима помощь – он ее получает в полной мере. Часть процесса – это взаимодействие с другими резидентами и ознакомление с опытом предшественников.

Во-вторых, участие в арт-резиденции – это всегда смена локации. Художник оказывается вне привычных условий, и это может быть катализатором его творческих идей. Конечно, не всем это подходит. Не все любят выключение из активной среды. Какие-то художники просто не могут уехать, так как у них есть заказы, обязательства, привычная среда общения и так далее.  Но для кого-то арт-резиденция – чрезвычайно важная возможность сконцентрироваться на проекте, воплотить его от «А до Я», не растягивая на месяцы и годы.

Сейчас это звучит, словно резиденция нацелена на молодых художников. Но из заявленных участников прошлых лет, в основном опытные художники – Елена Ковылина и Петр Быстров, Гоша Острецов, : vtol : и так далее.

Первый год арт-резиденция работала не по стратегии open-сall, а по кураторскому приглашению. Это было знакомство Благотворительного Фонда «ОМК-участие» с форматом арт-резиденции. Нам хотелось их заинтересовать. С другой стороны, дать возможность очень разным художникам приехать, работающим с разными медиа, разными исследовательскими подходами и так далее. Это помогло нам понять, что больше подходит, учитывая нашу специфику, какой feedback мы получим и так далее. Сейчас по опен-колу подаваться могут как молодые, так и опытные художники. Безусловно, у известных имен могут быть и другие ангажементы. Но иногда они не против поехать в арт-резиденцию по той или иной причине.

Елена Ковылина. Арт-резиденция Выкса
Перформанс Елены Ковылиной на выксунском рынке. Арт-резиденция «Выкса»

Как художнику правильно подать заявку, каких ошибок, может быть, следует избегать?

Во-первых, внимательно посмотреть условия. Во-вторых, проанализировать ожидания принимающей стороны, изучить, кто уже участвовал, с какими проектами. Многие поступающие заявки не релевантны нашим требованиям, что говорит о том, что заявители в-принципе неправильно поняли условия, не изучили специфику той арт-резиденции, в которую они собираются ехать. Например, конкретно для Выксы мы отдаем предпочтение сайт-специфичным проектам, которые видят местность, сообщество, ландшафт и собираются с ними каким-то образом в дальнейшем взаимодействовать, нежели проектам более универсальным, которые безразличны к среде, не опираются на конкретное исследование, проблему или возможность и которые могут свободно скользить по локациям и во времени.

В-третьих, правильно подготовить требуемые документы. Сейчас претенденты должны заполнить очень простую анкету и приложить свое портфолио в pdf, казалось бы, что может быть проще? Но очень часто соискатели вместо этого, например, отправляют ссылки на разрозненные сайты в Интернете, или высылают не портфолио, а CV, или вообще забывают это сделать и так далее.

Далее необходимо достаточно коротко, просто и ясно описать идею своего проекта.  Так как резиденция основана фондом при заводе, то у нее большие возможности. Хотя, надо признать, они не всегда могут быть реализованы за то время, что художник находится в Выксе. Поэтому запрос нужно отправить сильно заранее, чтобы уже к дню приезда мы успели проработать всю необходимую бюрократическую историю.  Поэтому, когда мы просим прислать идею проекта, то мы понимаем, что разработка проекта –  это работа, которая должна оплачиваться и мы не можем просить всех прислать детально проработанное описание, но заявка, изначальное видение проекта, его воплотимость или возможность подготовить необходимое до физического приезда художника – это то, на что мы обращаем внимание. Если проект кажется нам утопичным или не соответствующим нашим условиям, то, скорее всего, мы будем продолжать изучать другие заявки.

Организаторы часть заинтересованы взять самые сильные проекты и пригласить наиболее подготовленных участников, но, конечно, результат не всегда бывает справедливым. Например, российские художники не хуже мировых, но у них, в силу обозначенных выше причин, может быть меньше опыта участия в арт-резиденциях, поэтому их заявки всегда будут выглядеть менее профессионально составленными. При этом, сами проекты могут быть интереснее по содержанию. Но вы же понимаете, что, когда поступает большой объем заявок, между строк читать очень сложно. Проблема любого отбора в том, что ты не сравниваешь художников, а сравниваешь заявки.

Как местное сообщество, жители реагируют на арт-резиденцию?

Конечно, не все в Выксе понимают и знают, что такое современное искусство. Но мы видим, что интерес постепенно просыпается.  Очень большую работу проделывает фестиваль Арт-Овраг. Важно, что арт-резиденция распространяется за пределы самого своего здания, задействует и другие площадки в городе, где у резидентов есть возможность выставиться или провести лекцию или презентацию. Таким место является городской музей истории завода. Вообще в моногороде вся жизнь довольно заводоцентрична. Это и преимущество, и недостаток этого города, в том числе для его жителей. Поэтому его размыкание в мир очень важно и, конечно, в городе тянутся к новостям и к новым гостям.  

Помимо диалога художник-зритель, важно говорить о включении местных художников в программу резиденции. Когда к нам приходят заявки из Выксы, Нижнего Новгорода, Владимира, мы уделяем им особое внимание. Местных заявок становится больше, и, возможно, в будущем мы будем проводить обучающие семинары для тех, кто только начинает свой путь в искусстве или кому не хватает практических знаний, как оформить портфолио и описать свой проект. Мы стараемся наращивать «миссию», резиденция не должна вариться в собственном соку, а быть опорной точкой для местного сообщества.

Правильно я понимаю, что по окончании арт-резиденции работы или их часть остаются в коллекции ОМК. Что с ними планируется делать в дальнейшем? 

По итогам резиденции мы просим передать в коллекцию одну или несколько работ в коллекцию, нам важно не количество работ, а репрезентативная часть проекта, с которой мы можем в дальнейшем работать. Отдельные произведения могут дополнительно приобретаться фондом. Для чего нам это нужно? В планах резиденции  продолжать работать с этой коллекцией. Например, на моем другом проекте «Заря» во Владивостоке, когда в центр современного искусства приезжает куратор, мы можем ему показать, весь спектр исследований, с чем он может работать. Таким образом, мы собираем архив, который в дальнейшем может стать частью других выставок и проектов. Также мы всегда готовы обеспечить художнику выдачу его работ для внешних выставок.

Подробнее об арт-резиденции смотрите на официальном сайте