::VTOL:: "Технологическое искусство будет набирать всё большую силу"


Дмитрий Морозов (::VTOL:: ) - носитель классического искусствоведческого образования, по духу экспериментатор, погрузившийся в проблематику общества потребления и технологической сингулярности, реализовывает себя на разных пространствах медиа-искусства, от DIY ("сделай сам") объектов из доступных и недорогих материалов до масштабных звуковых инсталляций.

1
фото: Сусанна Галоян

Дмитрий, в Электромузее в Ростокино открылась ваша персоналка  ::vtol::  Девайсы. Вы уже известны участием в выставках в Политехническом музее, Гараже, Николо-Ленивце, Московской биеннале, выступлениями на фестивалях в Европе, престижными наградами вроде PRIX CUBE, сотрудничеством с soundartist.ru, а  где вы получали образование и как заинтересовались созданием технологичного искусства?

Дмитрий Морозов: По образованию я искусствовед, учился в РГГУ на Факультете Истории Искусств. Но меня всегда интересовала техника и технологии. Диплом я писал по модернисткой архитектуре США, которую вообщем невозможно понять без проведения параллелей между технологиями, дизайном и искусством. Также меня всегда интересовала электронная музыка, которая само собой не существует без технологий. В какой-то момент все эти интересы соединились, но теорией стало заниматься уже не интересно и постепенно через создание электронных музыкальных инструментов пришел к созданию объектов и инсталляций.

Поэтому мне сложно отвечать за весь жанр, но могу сказать что лично мне очень близок формат небольших работ, скульптур и т.д. скорее походящих на гаджеты. Хотя у меня есть и крупные работы, но они по сути те же гаджеты побольше масштабом. В первую очередь меня в этом формате привлекает доступность подобного языка для понимания моих работ современным обществом, ведь сейчас «интерфейс» стал более важен, чем образ. Технологии полностью захватили нас.

фото: Алексей Шульгин
Финансовые риски. 2015.

Арт-объект состоит из шести считывателей банковских карт, аппаратной системы для синтеза видео и звука, клавиатуры для ввода пин-кода и двухканальной звуковой системы. Карты превратились в неотъемлемую часть жизни современного человека, чье благосостояние и материальное спокойствие на символическом уровне обеспечивают информация на маленькой магнитной полоске и четырехзначный пин-код. Художник вступает в своеобразную психологическую игру со зрителем, предоставляя ему возможность побороть страхи, связанные с распространением конфиденциальной информации, а взамен вступить в полное взаимодействие с объектом искусства.

Как понять, где кончается политехнический музей и начинается собственно искусство?

Дмитрий Морозов: Где-то по середине, но всё же политех это такое собрание артефактов, как правило утилитарных объектов, которые рассматриваются с точки зрения эволюции техники, тогда как технологическое искусство это скорее работа со смыслами и идеями, но совершенно не несущая прикладных целей.

фото: Алексей Шульгин
R x2, 2015 (Анастасия Алехина, Дмитрий Морозов).

Кинетическая звуковая инсталляция. Компьютерный алгоритм считывает из Интернета силу и глубину колебаний земной коры и регистрирует все землетрясения выше 0.1 по шкале Рихтера. В среднем в день происходит около двухсот таких сейсмических толчков. Информация конвертируется в сигналы, которые поступают в моторы, прикрепленные к акустическим барабанам Thunder Drum (‘звук грома). Звук и движение в данном случае является наглядной интерпретацией сейсмической активности планеты.

В каждой работе в конечном счете важна именно идея и концепция, а вот очередность ее возникновения может иметь разную последовательность.  Больше всего меня интересует то, как технологии стали тесно переплетены с нашей жизнью, как инструменты стали влиять на общество. Также мне очень интересно то, что все науки и дисциплины  намного ближе друг к другу, чем в обществе часто принято думать. Ещё меня очень занимает, что вся техника на самом деле очень антропоморфна, что человек очень склонен наделять технику человеческими свойствами — разговаривает с ней, когда она ломается или даже видит определенный эротизм в каком-то процессе. Меня очень занимают идеи технологической сингулярности, прогресса и проблем, с которыми общество столкнется в будущем, когда технологии продолжат свое развития на совершенно ином уровне.

фото: Катя Карцева

Как вам кажется, каким будет искусство будущего? Будущее за технологическим искусством?

Алексей Шульгин: «Все новое идет в искусстве от технологии». Читать далее. 

Дмитрий Морозов: Думаю, что технологическое искусство прошло только самую первую стадию становления и дальше будет набирать всё большую и большую силу, хотя этот процесс будет неинейным и возможно даже затормозиться или скажем будет развиваться «горизонтально», а не «вертикально», что вобщем и происходит на данном этапе. Каким именно оно будет предугадывать не возьмусь, но надеюсь самому как-то поучаствовать в этом процессе.

Интервью: Катя Карцева.

Адрес Электромузея: Москва, ул. Ростокинская, д. 1.

avatar