Альмодовар о своей коллекции искусства и интересе к фотографии


В своей последней ленте "Боль и слава" режиссер намекнул на то, что сам коллекционирует искусство. А в мае в Нью-Йорке открылась выставка его фотографических натюрмортов.

Педро Альмодовар

Альмодовар — коллекционер

Искусство в жизни режиссера не ограничивается одним лишь кинематографом. Его последнюю ленту «Боль и Слава», называют исповедью 69-летнего режиссера. В этом, во многом автобиографичном фильме, главный герой живет в одиночестве. Его окружают только картины. В одной из сцен,  работы просят на выставку в музей Гуггенхайма, и герой отвечает: «Исключено! Я живу с ними!».

Антонио Бандерас в фильме «Боль и слава»

Коллекционирование — это часть жизни самого режиссера. В интервью изданию Artnet.com он поясняет значение картин в этом фильме:

«У меня есть небольшая скромная коллекция картин, и картины в этом фильме чрезвычайно важны — более важны — чем в любом из 20 других фильмов, которые я сделал. Картины, которые я выбрал, были от испанских художников конца 70-х, которые начинали примерно в то же время, что и я. Теперь они все великие мастера: Мануэль Куэхидо, Гильермо Перес Вильяльта, Сигфридо Мартин-Бег. Многие из нас начинали одновременно, но они выросли фантастически и сейчас очень важны в Испании. Но я хотел включить их, потому что я чувствую себя очень близко к ним и потому что фильм отражает этот период. Кроме того, потому что я люблю их».

Маруя Малло, Живая природа (1942).

Альмодовар — автор цветочных натюрмортов

Что еще более, интересно, Альмодовар оказывается  сам снимает натюрморты — фотопортреты увядающих цветов, которые вполне напоминают героев его фильмов. Весной этого года в Marlborough Gallery Нью-Йорке открылась выставка «Waiting for the light» («В ожидании света»). Выставка больше вдохновлена историей живописи, чем фотографией. Она отдает прямую дань Моранди и Веласкесу в названиях этих работ, но есть также намеки на натюрморты испанского сюрреалиста Маруджи Малло, одного из фаворитов Альмодовара.

Pedro Almodóvar, Explosion of Spring 1 (2018).
Pedro Almodóvar, To Morandi (2018).

«Ключевую роль в создании работ отводится ожиданию тех двух или трех минут, когда свет падает определенным образом и действительно усиливает объекты, делая их более красивыми, в противовес тому, чем они являются. И в этом смысле я не буду сравнивать себя с ним, но Веласкес работал с светом точно так же. Это очень живописный подход. Вам действительно нужно ждать света, который появляется в окне. Так писал Веласкес, и именно поэтому я назвал это шоу «В ожидании света», потому что есть ощущение и ожидания и прихода света. Это не фотографическое копирование в смысле поиска гиперреализма. В первую очередь я добивался живописного эффекта натюрмортов классического понимании».

Pedro Almodovar, Change of Base 1 (2018).

Редкий режиссер имеет столь узнаваемый стиль, как Альмодовар. И его натюрморты вполне соответствуют эстетике его фильмов. Автор объясняет:

«Я арт-директор всех моих фильмов. Даже если с кем-то подписываем контракт, я все равно контролирую весь декор. Я чувствую себя художником, чья палитра представляет собой набор трехмерных объектов с их цветами и формами. Итак, первое решение — это цвет стены, а затем цвет пола, потому что это две самые большие площади поверхности, которые будут в кадре. Затем я начинаю выбирать один предмет мебели, затем другой предмет, продолжаю подбирать. Я выбираю диван, затем стул, а затем сажаю актрису в кресло, а затем начинаю играть с тем, что на ней надето, цветами одежды и тканями, обивкой. Это все очень рукотворный процесс. Мне кажется, что я играю с этими вещами так, как художник использовал цвета в своей палитре».

источник: artnet.com

avatar