Иван Коршунов: "При всех плюсах, академическое образование – это полнейшая изоляция от современных тенденций"


Творчество Ивана Коршунова совмещено с академическим живописным бэкграундом, актуальными стремлениями и искусствоведческой степенью. На выставке "Живые - мертвые" в ММСИ он монументально изобразил последних жителей села в тамбовской области, вполне в духе фотографий из журнала Esquire.

1

Иван, вы окончили одновременно и Суриковский Институт и ИПСИ,  многие хорошие современные молодые русские художники идут этим путем, что дает этот микс? Вообще на ваш взгляд, какое образование необходимо художнику? А какие художники могут обойтись без образования вообще? 

Иван Коршунов: Суриковский институт дает хорошее классическое образование, на мой взгляд, одно из лучших в стране. Умение нарисовать обнаженную фигуру, организовывать пространство холста, обработать поверхность  — вот те основные навыки мастерства, которые характеризуют плюсы академического образования. Кроме того, мне очень повезло, так как я учился в монументальной мастерской проф. Е.Н. Максимова, ведущей свои традиции еще от  замечательного советского художника Дейнека.

Важным преимуществом монументальной мастерской, на мой взгляд, является овладение профессией. Многие студенты совмещали учебу с работой в храмах или на светских объектах и делали это довольно успешно. Не секрет, что многие молодые художники, закончив институт, и получив хорошее академическое образование, часто  находятся в состоянии полной растерянности, так как совершенно не представляют  как применять полученные знания на практике. Каждый выживает как может; кто-то уходит в дизайн или кино, кто-то в преподавание, многие вообще уходят из профессии. Монументальное образование является какой-то гарантией стабильного заработка.

К сожалению, при всех плюсах академическое образование имеет жирный минус – это полнейшая  изоляция от различных тенденций современного искусства.

Выставка Ивана Коршунова "Живые Мертвые" в Московском музее современного искусства 

Выставка Ивана Коршунова «Живые Мертвые» в Московском музее современного искусства

Все достижения мирового  искусства второй половины ХХ века остаются, так сказать «за скобками». Так что обучение в ИПСИ, скорей было мерой вынужденной. В ИПСИ у нас была замечательно подобранная программа. Нам преподавали многие известные деятели современного искусства и обучение там, на мой взгляд, дает основы мышления необходимые для  современного художника.

Если ты привык и любишь холст и тебе нравится возить кисточкой, можно добиться признания и владея кисточкой. Татьяна Назаренко. Смотреть видео.

Мне кажется, что объединение «академического» и «современного» образования дает большую свободу самовыражения и позволяет художнику свободно мыслить, не стесняясь в средствах исполнения.

Мне сложно сказать какое образование необходимо  для современного художника, так как в большинстве случаев людей в основном  интересует творческая индивидуальность художника, а в чем она выражается – в умении нестандартно мыслить или в техническом мастерстве, это уж каждый решает для себя сам. На мой взгляд, подлинное произведение искусства должно  совмещать  в себе эти два понятия, так что в моем случае, полученный мною образовательный микс является идеальным сочетанием.

Мало того, вы еще и кандидат искусствоведения, редко встретишь художника и искусствоведа в одном лице… Зачем вам понадобилась ученая степень?

Иван Коршунов: Тема моей диссертации звучит как «Монументальная живопись Кипра. Храмы Троодоса XIV-XVI вв.» Можно сказать, что моя научная деятельность вытекает из моего дипломного проекта, сделанного в    монументальной мастерской. Я много работаю в сфере монументальной живописи,  в том числе и храмовой, так что проведение научной работы в этой области  дало мне возможность углубить мои знания и, конечно, помогли мне в дальнейшей работе.

Ваша выставка «Живые-мертвые» в ММСИ очень характерный, но при этом достаточно редкий пример, когда качественная с технической точки зрения живопись используется для постановки социально-значимых исторических, культурных проблем. В данном случае — вымирание российских деревень. Какие задачи стояли у этого проекта и выполнены ли они? 

Иван Коршунов: Проект рассматривает проблему вымирания российской деревни на примере отдельно взятого села. Это село «Ольшанка» Тамбовской обл. Уваровского р-на. Это село мне очень хорошо знакомо, так как, будучи школьником я каждое лето ездил туда на каникулы. Я думаю, что большинство людей моего поколения проводили свои каникулы именно так – «у бабушки в деревне». Так что весь проект основан на моих личных переживаниях. Я наблюдал, как некогда полное жизни село медленно уходило в небытие. Люди умирали, кто-то переезжал в город. В результате из почти трехсот человек в деревне осталось только восемь жителей. После их смерти история села завершится.

Этот проект прежде всего дань памяти тем людям, которых я знал и любил.

Живопись здесь использовалась для создания «прижизненных памятников» этим людям, в противовес надгробным памятникам  людям уже умершим.

Вам интересна тема таких проектов в будущем, вы планируете  придерживаться этой линии симбиоза искусства, науки, журналистики? 

Иван Коршунов: Мне вообще нравится тема синтеза в искусстве. Одной из тем моей диссертации была проблема синтеза западноевропейского и византийского искусства в монументальной живописи Кипра (два направления в искусстве на первый взгляд не совместимых). Зачастую на стыке различных направлений рождается нечто совершенно уникальное.

С коммерческой точки зрения, наверное, такие картины трудно продаваемы …. Что приносит вам материальный доход? 

Иван Коршунов: У меня были продажи в России и за рубежом, однако постоянный доход мне приносит работа в области монументального искусства.

Последний вопрос из личной сферы (не удержалась) ваша жена Ася Кузнецова-Руф, тоже прекрасная художница, но при этом ваши работы в общем-то достаточно разные. Интересно, как два творческих человека уживаются под одной крышей? Бывает, что спорите? 

работа художницы Анастасии Кузнецовой-Руф

работа художницы Анастасии Кузнецовой-Руф

Иван Коршунов: Несмотря на кажущиеся, на первый взгляд различия, в подходе к  работе у нас много общего. Все-таки общая школа за плечами. Анастасия как и я закончила и Суриковский институт и ИПСИ, так что генеральные линии мышления у нас схожи.

Интервью: Катя Карцева

avatar