Современное женское искусство в пространстве исторического особняка как спецпроект ярмарки графики Контур


Спецпроект всероссийской ярмарки современной графики Контур в Нижнем Новгороде совместно с московской галереей женского искусства Murmure и бутиком russkye, расположенным в особняке купца Фомина конца XIX века.

L1215313

Долгое время женщины-художницы находились в тени более успешных авторов мужчин. Но в последние годы ситуация имеет тенденцию к изменению  – искусство, создаваемое женщинами, становится все более заметным на международной арт-сцене, так и в России. Сайт-специфик проект “Платье, в котором я живу” куратора Екатерины Карцевой объединил произведения 9 российских художниц, работающих в разных жанрах и техниках. Основанная ею галерея murmure ставит своей задачей исследование женской проблематики в искусстве и продвижение искусства женщин-художниц.

Образ платья в современном искусстве неоднократно использовался многими художниками, в том числе и мужчинами. У Ансельма Кифера темные мрачные полотна осмысляют величие и травму немецкой истории, а платья, часто с золотой линией, вносят в них божественную ауру. Художник говорил, что в его инсталляциях у женщин нет головы, потому что:

«История женщин последних трёх тысячелетий, ещё до появления матриархата, была известна только через мужчин. Всегда есть цитаты мужчин, описывающие женщин. Так я хотел сказать: без головы их определяли другие».

Ансельм Кифер, Femmes martyres, Франция (2019)

Выставка «Платье, в котором я живу» включает актуальные медиумы современного искусства, в том числе традиционно относимые к “женским”: текстиль, вышивку, керамику.  Когда-то женщины-художницы ввели их в современное искусство бунтуя против иерархии жанров, где вязание, вышивка и ткачество считались утилитарными, декоративно-прикладными видами искусства, существующих в пределах хобби и рукоделия. Сегодня на ведущих мировых биеннале текстиль выходит на первый план. И популярность этого медиума обусловлена уже его терапевтическими свойствами столь необходимыми как художнику, так и зрителю в этом неуютном, раздираемом конфликтами и противоречиями мире. 

Художница Ольга Божко известная работой с ремесленными практиками, текстилем, вязанием. Для Нижнего Новгорода, столицы стрит-арта представила текстильное граффити «Не надо ля-ля», иронично обыгрывающее, свойственную в большей степени женщинам, бытовую фразу и уж точно не характерную для граффити, которое обычно создается молодыми юношами.

Арт-группа «Штопка» объединяет трех художниц, которые используют «женские» медиа – ткань, текстиль, шерстяные и хлопковые нитки. Процесс работы для них так же важен, как и ее результат. Реальность вокруг нас расползается и трещит по швам, задача группы — поймать ее, почувствовать во всей остроте, а потом нежно и бережно реставрировать, снова и снова штопать, латать дыры и прорези, помогать прожить и перенести.

Основатель группы Наталья Топорова делает объекты из валяной шерсти, бытовых предметов и одежды. Специально для выставки она создала два масштабных платья-объекта: черное, которое видно с улицы, как паблик-арт объект, приглашающий горожан отвлечься от повседневности, увидев нечто удивительное и белое многометровое платье, стекающее по лестнице старинного особняка.

В знаковом проекте “Женский дом”, созданном в двухэтажном особняке американкой Джуди Чикаго и другими художницами в 1972 году, длинное свадебное платье спускалось с лестницы к кухне, постепенно теряя свою белизну и торжественность. Но платье Натальи Топоровой, выполненное из мягкого войлока, несет иные смыслы. Плавными волнообразными линиями оно превращается в ковер, молочного цвета, как река жизни, олицетворяющая изменчивость и неудержимость времени.

Наталья Топорова тяготеет к природным, теплым материалам  и в своей графической серии в авторской технике на основе сажи, которую она изобрела во время пандемии, пока жила в деревенском доме в Владимирской области.  

Наталья Топорова
«Дневник нарисованный сажей»,
Бумага, краска на основе сажи, 30×42 см, 2024 г.

Надежда Богомолова к выставке представила платье-дом, которое продолжает ее серию “Конструктивный город”. Женщина – хранительница уюта и домашнего очага может быть не только нежной и хрупкой, но и устойчивой к окружающим ее изменениям, надежной опорой своим близким, фундаментом семьи –  «За ней, как за каменной стеной».

Многофункциональный арт: как используемые в быту объекты остаются искусством? Читать далее.

Платье прямоугольного кроя с геометрическими орнаментами, вязаное, из теплой уютной пряжи является арт-объектом, но сохраняет свою функциональность, как предмет одежды, который можно носить. 

Татьяна Маркина вышивает и ткет на природных и искусственных объектах – осенних листьях, камнях и коре, кирпичах и предметах одежды. В серии “мои воспоминания” она использовала прямоугольные обрезки ткани, которые прилагаются к платью вместе с запасными пуговицами. Кусочки платьев нашиты на осенние листья, ферментированные для того, чтобы сохранить прочность. Листья-воспоминания  пойманы на булавки, засушены, как бабочки, и навсегда останутся в памяти. И здесь вновь мы можем увидеть отсылку к бренности бытия, vanitas. 

Арт-группа «Штопка», “Белое пальто”, 2024 г.
Винтажные пальто, краска на основе сажи,
ручная роспись, печать, нити. 

Как сохранить белизну своего пальто? Внутри него — ВЫ, пытающиеся быть правильным и красивым, не испачкаться, не замараться. 

В серии “Красота продается” художница Екатерина Афонина размышляет о том, как красота и женственность становятся объектом потребления. Именно такое представление о женщине закрепилось в обществе благодаря рекламе, глянцевым изданиям и образу, которые мужчины находят сексапильным и привлекательным. 

Керамические сумочки, нарисованные баночки, флакончики и тюбики от художницы Кати Афониной на выставке, раскинувшейся в пространстве бутика женской одежды, кажутся помещенными в свою естественную среду обитания. Игрушечно красивые, они являются эссенцией всего, что женщины нежно любят и вожделеют, но за аккуратностью и сделанностью проглядывает реальность не столь однозначная.

Катя Афонина, из серии «Essentials»
бумага, масляная пастель, 2024

Объект Because of Your Hair представляет собой непрозрачное зеркало. Метафорически, данный объект выполняет те же функции что и зеркало (по Ж. Бодрийяру) – умножает образ человека и позволяет играть с его собственностью. Вещи получают всю ту смысловую и ценностную нагрузку, которая не была сублимирована в отношения с людьми. Вы можете смотреть на вещь, но только она не смотрит на вас.

Катя Афонина
Because of Your Hair,
67х56х5 см, керамика, смешанная техника, 2023 г.

Екатерина Сысоева специально к выставке сделала серию “Все о моей обуви”, где этот предмет гардероба представлен в множестве вариаций от кокетливых лодочек на высоких каблуках до туфель, цитирующих произведения Казимира Малевича, которые художница назвала туфлями для супрематических танцев. 

Екатерина Сысоева. Из серии “Все о моей обуви”,
28х37 см, бумага, акварель, тушь, 2024 г.

Художницы исследуют костюм через призму его многогранности, где платье — лишь прототип, прообраз ключ к чему-то очень личному, интимному. Материя, осуществляющая непосредственный контакт с телом, как граница физического и духовного. С одной стороны, это отсылка к anima (душе), которая наполняет бездушную ткань жизнью, сохраняя тепло, запах, повторяя изгибы и формы.

В цианотипиях Марии Читаевой фиксирующих складки, оставленные на постели художницей или близкими ей людьми, которые могут напоминать собою то наскальную живопись, то водную гладь, рельефы поверхности земли или другой планеты. Это абстракции, в которых каждый увидит свое, и в то же время это всего лишь пустота. 

Мария Читаева. Из серии “Отсутствие”, цианотипия.
Ручной процесс печати, 2017 г.

Выставка свидетельствует зрителю о незримом присутствии “Героини” – женщины, которая остается за кадром. Образ в искусстве невозможно запатентовать, присвоить, даже вдохновленный одним и тем же предметом, как платье, он может существовать в бесчисленном количестве вариаций. Талантливый художник будет находить новые подробности, детали, создавая нечто пограничное между объективным, зримым и субъективным, чувствуемым. 

Фрагмент из фильма «Личный космос»

Экспозиция заканчивается фрагментом фильма «Личный космос» Екатерины Рожковой: 

«Мой личный космос начался, когда я взяла в руки бабушкино платье. Много лет спустя после ее смерти. Платье было сшито из парашюта. Шла война, конец 1944 года, мой дедушка учился в летном училище. Война и любовь — всё вместе, так уж получилось. Нужно было платье для невесты, и тогда в доме появился настоящий парашют. Дедушка раздобыл, видимо, из летного училища. Из него бабушке и сшили свадебное платье. Теперь оно висит в моем шкафу — платье невероятной красоты. Моя младшая дочь Варя подходит к зеркалу и прикладывает вещь к себе. Платье помнит и бабушку, и мою маму в ее животе. А сегодня к платью прикасаюсь я и мои дочки».

Местами сентиментальная, местами театральная, “Платье, в котором я живу” – выставка про современную женщину, про ее комедию, трагедию и мелодраму.

Анастасия Подпорина. Пьеро.
Папье-маше, левкас, полиэтилен. 2024

В искусстве разделение на “мужское” и “женское” уже не является релевантным, но искусство женщин-художниц становится более заметным, не столько по причине отстаивания равных возможностей, сколько потому что открывает новый взгляд на мир, где HIStory все больше сменяется на HERstory

Екатерина Сысоева. Из серии “Все о моей обуви”,
28х37 см, бумага, акварель, тушь, 2024 г.

Участницы выставки: Ольга Божко, Екатерина Рожкова, Екатерина Сысоева, Екатерина Афонина, Анастасия Подпорина, Мария Читаева, арт-группа “Штопка” (Наталья Топорова, Татьяна Маркина, Надежда Богомолова).