Ольга Аверьянова: “Как "турист" в мире классического искусства, Моримура может вести себя иронично".

“Я всегда любил придумывать истории, в которых главным героем был я сам. Эти выдуманные истории и моя любовь к рисованию привели к тому, что я создал свой изобразительный стиль – фотографический автопортрет на тему истории искусства. Я работаю в этом стиле  уже более 30 лет” – художник, Ясумаса Моримура.

 

14 февраля в  ГМИИ  имени А. С. Пушкина  открывается вторая часть выставки “История Автопортрета “ современного японского художника Ясумасы Моримуры. В  Главном здании музея зрители увидят серию “Новые Капричос”, созданную по мотивам известного цикла офортов Гойи . Всего на выставке в Галерее Искусства стран Европы и Америки ( Волхонка 14)  представлено более 80 работ из собрания Национального музея искусств Осаки, Музея современного искусства Хара в Токио, Национального музея современного искусства Киото, а также из коллекции автора.

 

Обозреватель портала Елена Рубинова встретилась с куратором выставки Ольгой Аверьяновой, которая рассказала  об особенностях  творческого стиля самого известного японского художника, работающего в жанре апроприации, о текстовой и звуковой составляющей нынешней выставки и о том, куда идет развитие фотографии в современном искусстве.  

Насколько мне известно, “История автопортрета”  –  вторая выставка Ясумаса Моримура в России. Первой была “One artist’s theatre” в жанре постановочной фотографии в 2006 году, больше десяти лет назад, в галерее Гари Татинцяна на Красном Октябре. Тогда писали, что работы художника представляли собой смесь кабуки и постановочной фотографии. Куда, с Вашей точки зрения, за это время ушло творчеcкое развитие художника?

Ольга Аверьянова: Безусловно, к видео. Вся современная фотография идет в сторону видео и мультимедийности, и Ясумаса Моримура  не исключение. Cейчас фотография становится "тупиком", поскольку она статична, чтобы ты ни придумал с манипуляциями, связанными с классической технологией (хотя c ней и можно хитрить) или с цифровыми манипуляциями, или манипуляциями, построенными на ролевых играх и других "фокусах". Можно имитировать реализм, создавая его как спектакль, или уходить от реализма,  искать в нем эстетически выверенные моменты, все равно,

фотография на сегодняшний день – это, в некотором роде, тупиковая зона, и очень многие художники уходят в видео и медиа проекты.

Ольга Аверьянова, кандидат искусствоведения, заведующая Отделом искусства фотографии ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Даже серия "Менины оживают ночью"  одна из последних работ художника, демонстрирует почти кинораскадровку и более всего напоминает монтажные кадры некого представления.

А есть ли на выставке видео работы?

О.А.: В чистом виде нет, но большая многофигурная композиция "Симпозиум", представленная в первом зале  –  это часть серьезного видео проекта. К сожалению, проект был заявлен на конкурс и по условиям  должен впервые демонстрироваться именно там, поэтому мы не смогли его привезти. Но были очень рады, что получили согласие на то, чтобы все тексты из этого видеопроекта стали частью нашей экспозиции.

В этой работе собраны многие персонажи перевоплощений художника, и в наушниках, которые висят у каждой фотографии, можно послушать голоса всех 12 героев работ Моримуры.


Тексты написаны Моримурой, и каждый герой, устами художника, говорит о той концептуальной программе, которую автор вкладывает в ту или иную серию. Тексты могут показаться несколько абсурдными, но если внимательно вслушаться, то становится понятна их нагруженность смыслами – один герой говорит о глобализации, другой – об опасениях по поводу ценностей современного искусства и разрушении музейной институции как таковой.

Тексты очень ироничные, мы специально подбирали для озвучивания актеров по голосам, соответсвующим возрасту персонажей. Мы привыкли, что герой – старец, а на самом деле, Дюреру на автопортрете всего 29 лет, в своем величии он "ровесник" Леонардо да Винчи. Так что мы подбирали разные голоса. Тексты несхожие и очень любопытные. Для непрофессионального зрителя они просто забавные, а для просвещенного – очень концептуальные.

Еще со времени учебы в Колумбийском университете в США художник постоянно работал на стыке культур Запада и Востока, и в более ранних работах восточный колорит прослеживался очень явно. Можно ли утверждать, что художник все больше смещался в сторону западного искусства и интернационального Contemporary Art? 

О.А.: Он сместился в более интернациональное поле, и представляет актуальное искусство. Безусловно, но  выставка называется “История автопортрета", и мы в изначальной концепции основывались на работах Моримуры, связанных с интерпретацией западно-европейской живописи, ибо Пушкинский, все же,  музей классического искусства, и мы хотели эту связь проследить  старые мастера и современная фотография. Во втором разделе выставки мы выставляем работы, созданные в 2016 году – портреты Леонардо да Винчи, Дюрера, Караваджо, Курбе, Ван Гога, Руссо. Часть вещей даже появляется в постоянной экспозиции музея, что очень важно для нас. Но, если посмотреть на большой каталог выставки Моримуры, которая прошла в 2016 году в Осаке, там было представлено гораздо больше работ, становится понятным, что художник работает как с современными японскими авторами, так и со своим национальным наследием. В его комментариях было написано, что для японской молодежи его поколения, Запад не был столь важен. Но в 80-е годы западная культура "открылась" для Японии,  многие японские художники обратились к ее наследию и изучали ее с огромным интересом. Для самого Моримуры это было важным открытием, он полностью погрузился в изучение материала и принялся интерпретировать через себя, через такой специфический "японский взгляд". Потом, по прошествии времени, он понял, что ушел от своих истоков. Сейчас он возвращается к ним, просто в рамках нашей выставки мы этого не видим. Но это не значит, что в  сегодняшнем творчестве Моримуры этого нет.  

Как шел отбор работ, и выстраивалась рубрикация нынешней выставки? Какие решения принимались совместно, в чем у вас, как у куратора, была свобода маневра?

О.А.: Замыслы корректировались, хотя и не радикально. Конечно, мы старались учитывать пожелания автора – художник всегда главный герой на выставке. Были у нас и очень жаркие споры по датировке работ Рембрандта.  На некоторых работах Моримуры из серии "Лица Рембрандта" стояла определенная датировка, но мы понимали, что это не точная цифра. Пытались найти верное решение проблемы. Датировки на фотографиях и в каталогах работ Моримуры были уже зафиксированы .... тогда мы апеллировали к источникам, музеям, в которых находится тот или иной Рембрандт. В конце концов, художник с нами согласился, хотя сначала предложил: "Пусть это останется шуткой". Но ведь и посетители должны знать, что это такая вот шутка автора. Я знаю, что наш зритель очень грамотный и чуткий, сразу укажет нам на наши ошибки. Так уже случилось, когда мы опубликовали в фейсбуке работу Моримуры из "Рембрандтовской" серии, которую все привыкли называть “Автопортрет с Саскией на коленях", под другим названием, использованным Моримурой. Тут же наш умный, просвещенный зритель указал на нашу оплошность. Пришлось сразу откликнуться справкой о нескольких названиях этой картины. Все наименования на выставке авторские и входят в концепцию художника, но нам было важно все разъяснить, учитывая интересы нашего зрителя.

Экспозиция, названия залов и рубрикация выстроены с учетом музейного пространства Галереи. В основной части экспозиции это решение было уже готовое –  анфиллада залов с теми или иными тематическими акцентами. Здесь же получилась и чисто музейная интервенция  мы пошли на то, чтобы напрямую "столкнуть" современные фотографии с работами художников из нашего собрания. Некоторые вещи Моримуры можно как бы «случайно» обнаружить в залах постоянной экспозиции рядом с картинами великих мастеров, ставших героями его автопортретов.

Музей продолжает тему взаимодействия современного искусства со старым, показывая, что это не гомогенная зона, куда ходят только любители признанных шедевров.  Современная искусство – только самая верхушка айсберга, его глубинная часть как раз и есть канонизированные музейные эталоны.

Ясумаса Моримура.  Караваджо. Крик Медузы. 2016.Фотография, цветная печать. Собрание автора ©Yasumasa Morimura

И  такая выставка  прекрасная возможность увидеть, что все совместимо. В нашем главном здании посетители так же увидят небольшую серию “Лица Рембрандта” созданную по офортам великого голландского мастера, которые в том числе находятся в нашем собрании, а с 14 февраля работы серии “Новые Капричос”, интерпретации  известного цикла офортов Гойи.

Ясумасу Моримура называют художником-мистификатором. Мне кажется, что в современном росcийском искусстве ближе всех к нему был Влад Мамышев-Монро, во всяком случае, в некоторых его работах? Могла бы получиться выставка этих двух художников?

О.А.: С Монро, конечно, сравнивать можно, но мне кажется  это слишком просто. В жанре апроприации работает очень много авторов, причем в самых разных видах искусства.  Это направление появилось настолько давно, что если подумать и подойти к задаче с определенной долей иронии, то можно найти "художников-апроприаторов" и в каменном веке, но сам термин “апроприация" закреплен за искусством Синди Шерман, и как раз у Моримуры в рамках нашей выставки есть работа   посвящение этой американской художнице. Так что, если делать такую выставку с параллелями в разных культурах, то наверное можно было бы вывести и сравнить многих авторов, а еще было бы интересно взять какое-то одно произведение, к примеру, того же Веласкеса, и посмотреть, как его герои и темы работали на протяжении столетий.


Если на сегодняшний день апроприация – это уже далеко не новизна, а почти традиция –  будь то оммаж (как прошлогодняя экстравагантная выставка Эрвина Олафа здесь же в Пушкинском), цитирование или даже пародия, но она всегда помогала художникам развивать новое ….В чем новизна высказывания Ясумаса Моримура?

О.А.: Моримура – один из важнейших художников в мире, который сегодня работает с апроприацией, при этом, он, прежде всего, человек с Востока. И если европейский художник, к примеру, тот же Эрвин Олаф, которого вы упоминаете, погружен в свою историю с темой, которой связаны его оммажи, то в случае с Моримурой, человеком принципиально иных традиций, не чувствующим западное искусство как свое, столь же плотно и понятийно комфортно, как для человека, который родился в Европе, апроприации придается совершенно другое звучание. Моримура пытается переосмыслить европейское наследие, будучи гражданином даже не Японии, а мира. Он такой хичхайкер в западном искусстве, и как "турист" может вести себя иронично, цинично, кичиться и отвечать нам с улыбкой на все наши вопросы. Тем интереснее становится зрителю. 

 

 интервью: Елена Рубинова

фото: предоставлено пресс-службой ГМИИ им. Пушкина

© 2017 artandyou.ru и авторы


Некоторые вещи Моримуры можно как бы «случайно» обнаружить в залах постоянной экспозиции рядом с картинами великих мастеров, ставших героями его автопортретов. 

1
Похожие материалы

Данила Булатов: «В наши задачи не входило утвердить принципы Мальро как единственно возможные».

Воруй как художник: современное искусство и защита авторских прав.

Интервью с куратором выставки “Сокровища Нукуса” Анной Чудецкой: "Нынешняя выставка – это чудо".

Ясумаса Моримура. История автопортрета. 31.02-09.04. ГМИИ им. Пушкина

Валерий Кошляков: “Элизии – это даже не об искусстве, а об утраченных ценностях”

Современное искусство 1960-2000. Перезагрузка. 15 апреля - 1 сентября 2017

Энди Уорхол: капиталист или социалист?

Картины Вермеера могут быть цветными фотографиями созданными за полтора века до изобретения фотокамеры.

Ожившие шедевры.

Диалог класики и современности на примере работы "Провенанс" Фионы Тан.

Женщины художников и их образы в истории искусства.

Цитатность и преемственность в искусстве.

Комплекс Леонардо

Портрет в творчестве Герхарда Рихтера.

Андрей Аллахвердов: «Искусство сделало мир прекрасным».




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события