Александра Селиванова: "Конструктивизм - эстетика функции"

1

Александра Селиванова, историк архитектуры, руководитель Центра авангарда на Шаболовке, куратор лектория Музея Москвы, куратор выставки «Модель для новой жизни, масштаб 1:1. Авангард на Шаболовке» про конструктивизм, башню Шухова, здания Шаболовки.

Конструктивизм, пожалуй, единственное направление в мировом  искусстве, пальма первенства в котором общепризнанно остается за русскими архитекторами. А какое отношение, на ваш взгляд существует к конструктивизму в умах и сердцах наших  соотечественников?

Александра Селиванова: Увы, чаще всего отрицательное. Всем ведь хочется какой-то красоты с большой буквы, чтобы было нарядно, в традиции, богато – здесь же есть красота функции, эстетика ровных поверхностей и прямых углов. Плюс множество неприятных для постсоветского человека ассоциаций. Без определенных душевных усилий это трудно принять и тем более, полюбить. Для большинства конструктивизм практически не отделяется от советского модернизма. Конечно, есть проблемы и в сохранности памятников – довольно трудно разглядеть первоначальный замысел среди трещин, плесени, шлакоблочных заплаток, надстроек и розового цвета. Но жители конструктивистских районов, в том числе и Шаболовки, чаще всего, ценят эту среду, принимают эстетику авангарда.

А есть ли в современной России предпосылки, люди, проекты, чтобы  создать нечто подобное в истории мировой архитектуры, и что, может быть, этому мешает? 

Александра Селиванова: Предпосылки с наступлением кризиса появились, вне всякого сомнения. Самоограничение, здравый смысл, экономия в пространственных решениях и материалах заставит активнее думать архитекторов и быть сговорчивее — заказчиков.

Сегодня достаточно редко можно увидеть интересные выставочные проекты, взаимодействующие с пространством …

Александра Селиванова: Конечно, повлияли ВХУТЕМАСовские выставки и экспозиционный дизайн Клуциса,  Родченко Лисицкого. Хотелось показать конструктивизм внутри эпохи, в контексте, в связке с предметами быта, с лицами, лозунгами. Одно неотделимо от другого – вот что важно. Строительство нового быта, новой жизни существовало не только в текстах на страницах газет и журналов; в декорациях новой архитектуры ведь и правда шли уже какие-то иные процессы.

Александра Селиванова:
Александра Селиванова

Вот щербатая тарелка, на ней написано «Общественное питание — под огонь рабочей самокритики». Из нее ели в столовой коммуны, и вот эта первая московская коммуна  Вольфензона и Айзиковича, и проект, и уже фотографии, и вот — ее конкретные жители, обязанные сдать детей в ясли и ликвидировать неграмотность за год. Так появляется ощущение материальности утопии, ее физического присутствия, подлинности, «одомашненности», как бы странно это ни звучало. Для понимания идей архитекторов 1920-х и судьбы их наследия, на мой взгляд, такой опыт важен.

Известно ли что-нибудь о дальнейшей судьбе проекта строительства творческого кластера в районе Шуховской башни?

Александра Селиванова: Собственно, и наш Центр авангарда, и галерея «На Шаболовке» — часть кластера; за прошедший год мы сумели выстроить отношения с большинством культурных и образовательных институций района, уже реализовывали совместные проекты. На этот год тоже множество планов. Строить здесь не надо, все уже есть — надо просто работать вместе.

Какова на данный момент судьба самой Шуховской Башни?

Александра Селиванова: Вот здесь все вовсе не так радужно. Поручение провести противоаварийные работы не исполнено, собственник – РТРС – тянет время. Все действующие лица – Министерство культуры, Департамент культурного наследия, собственник – перекладывают друг на друга ответственность и жалуются на отсутствие денег или полномочий. С каждым месяцем, соответственно, растет и стоимость будущей реставрации. Не исключаю возможности, что через полгода снова поднимут вопрос о разборе и переносе башни. Шум утих, но никаких изменений нет.

конструктивизм
Шуховская башня 1920е

Будем надеяться на здравомыслие чиновников, участие инвесторов, не безразличие общества ….

Интервью: Катя Карцева

avatar