Арсен Ревазов. Техники инфраред и платинотипия.

 

Интервью сделано в рамках Arthouse Squat Forum.

Ирина Меглинская о техниках инфраред, платинотипия, используемых Арсеном Ревазовым:

«Человеку, не посвященному в тонкости фотографического мастерства, не всегда понятно с чем он сталкивается. Инфракрасная фотография – съемка ведется на специальную широкую пленку Efke 820 IR и используются специальные инфракрасные фильтры. Камеры, в которых используют для инфракрасной съемки – как правило, Mamiya 7II, Contax 645, Pentax 67 ii или широкопленочный «Горизонт-205pc». Иногда на форматной камере 4х5 можно использовать пленочную приставку Wista или Linhof.

Художник, работающий в технике инфраред пытается взглянуть на окружающую реальность в невидимом простому глазу свете, он пытается увидеть самый близкий, соседний параллельный мир – почти такой же, но уже другой. Небо черное, деревья белые, люди полупрозрачные. Привычные нам визуальные связи на инфракрасной фотографии исчезают , и возникает новый «мир наоборот», живущий по своим изобразительным законам.  Платиновая печать (она же платинотипия). Позитивное получается не на фотобумаге, а на обычной акварельной (или любой другой бумаге), на которую предварительно нанесен специальный светочувствительный раствор солей платины (обычно хлорплатинита натрия). После очувствления бумаги негатив прикладывается к ней в контактной рамке, экспонируется на ярком солнечном свете (или под мощной УФ-лампой) от двадцати минут до одного часа (в зависимости от плотности негатива) и обрабатывается сначала в цитрате аммония, а потом в лимонной кислоте, которая растворяет остатки соли и оставляет чистую восстановленную платину.

«Платиновые» фотографии имеют два радикальных преимущества перед «серебряными» . Первое: значительно больше (в десятки раз) световая гамма, особенно четко прорабатываются детали в светах, создается ощущение, что фотография светится. Второе: платиновые фотографии представляют собой «пропитанные металлом» листы акварели. На них, в отличие от классических серебряных фотографий, нет коллоидного желатинового раствора, поэтому они не желтеют и не деформируются со временем. Но поскольку платиновая печать – контактная, и размер позитива всегда равен размеру негатива, то увеличение невозможно. Поэтому для создания снимка большого формата надо брать большую камеру, что весьма сложно при габаритных и физических ограничениях.

Старые технологии съемки на пленку утрачиваются и забываются. Восстанавливая и развивая их, Арсен Ревазов добивается отличных результатов, возвращая в современную фотографию традиционные техники русской школы». 

Александр Евангели:

«Две ключевые для него техники – платинотипия и инфракрасная фотография – связаны друг с другом. Сходство инфракрасной съемки, неустранимо отмеченной современностью, со старой техникой платинотипии, где светоносное изображение на акварельной бумаге образует соажденная платина, - сходство не столько пластическое, сколько содержательное, но от этого еще более несомненное. Обожествление света – самое точное название их родства….Техника инфракрасной съемки предполагает непрозрачный фильтр. Такое техническое ослепление взгляда метафорически повторяет античное ослепление, в котором и является иной, сияющий и нездешний мир…. В работах Ревазова пунктум времени говорит через медиум техники. Зритель считывает платинотипию как забытую технику , принадлежащую ушедшей эпохе. Кроме того, впечатляют сами возможности платинотипии -  прежде всего немыслимый по сравнению с «цифрой» световой диапазон, хорошо заметный в тенях. Арсен Ревазов – адепт старых техник….Погружение Ревазова в забытые техники вытягивает и те аффективные режимы восприятия, те зрительские шоки, которые сопровождали  восприятие фотографии  в момент ее появления».  

Арсен Ревазов:

при съемке на инфракрасную пленку получается мир, который с одной
стороны, совершенно не доступен нашему зрению, с другой, абсолютно
реален, а с третьей — очевидно прекрасен.

в этих трех сторонах-измерениях: реальности, невидимости и красоты
находится такая странная энергия, которая почти волшебным образом
заставляет меня вставлять в камеру инфракрасную пленку и накручивать
на объектив черный, непрозрачный инфракрасный фильтр.

ИНФРАРЕД:

(фото из серии "Несмятые простыни Венеции" на выставке "общее чувство" на ArthouseSquatForum осень 2011)

Фотографии были напечатаны на специальном холсте, и развешаны на прищепках

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

revazov

ПЛАТИНОТИПИЯ:

arsen revazov

arsen revazov

arsen revazov

0
Похожие материалы

Витас Стасюнас: "Я не Будда, а второгодник".

"Прыжок" Филиппа Халсмана. Еврейский центр и музей толерантности. 21 февраля - 21 мая.

Маргарита Баранова: "Вскоре после учебы пришло осознание, что работы оторванные от контекста, не подходят"

Музей американских художников на луне.

Алексей Шульгин: "Все новое идет в искусстве из технологии".

ДИЗАЙН 007: 50 ЛЕТ СТИЛЮ ДЖЕЙМСА БОНДА

"К профессионалу вдохновение приходит вовремя". Интервью с Джабахом и Заком Кахадо

Фестиваль видеоарта «Сейчас&Потом’14» 2 - 30 апреля

Мастерская Рябичевых. 1 июня День защиты диплома.

Кристофер Беркет. Ретроспектива в ГКФ 9 февраля - 15 апреля

Убил ли Facebook фотографию?

Нью-медиа арт

Марио Сорренти

Наташа Ван Будман о технике ассамбляжа.

Световая шкала светодиодов, особенности и предпочтительное применение.

РАБОТА РОЯ ЛИХТЕНШТЕЙНА УСТАНОВИЛА ЦЕНОВОЙ РЕКОРД НА ТОРГАХ CHRISTIE’S




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события