artprice

Пьер Броше: "Искусство начинает существовать тогда, когда художник находит своего покупателя"

Пьер, здравствуйте. Поздравляю вас с открытием выставки "Пазл Пьера Броше", которая идет сейчас в МАММ. Мы встретили вас прогуливавшимся по выставке в одиночестве уже после дня открытия, что вы чувствуете, когда видите свою коллекцию в пространстве музея на всеобщем обозрении, когда она становится публична?

Есть коллекционеры, которые собирают искусство только для того, чтобы хранить это у себя дома. А у меня другие цели. Во-первых, у нас очень много всего и все физически не может поместиться в квартире или в офисе. Поэтому такие выставки дают возможность мне самому увидеть те вещи, которые уже несколько лет стояли на складе. Во-вторых, конечно мне приятно делиться с людьми своей страстью к коллекционированию. В-третьих, мне всегда было интересно поддерживать молодых художников. И мне приятно продемонстрировать, что многие из тех, чьи работы я собирал еще не очень известными стали теперь «звездами».

Действительно практически все художники на этой выставке очень известные — Виноградов и Дубосарский, Тимур Новиков, Влад Монро и другие, которые являются нашими лучшими художниками. Вы знали их еще до того, как они стали знаменитыми?

По-разному. С Тимуром Новиковым я познакомился, когда он уже был достаточно известным. Мы вместе издавали книжку, когда у него была выставка в 1992 году в Стеделейк Музее в Амстердаме. И я у него тогда приобрел несколько работ. А вот в случае с Монро, я его первый коллекционер. И на этой выставке есть еще художники, которые сейчас уже очень известные, но я был первым, кто стал покупать их работы. Например, Синие Носы, Влад Монро, Гор Чахал, Каллима, Шеховцов, Чтак и другие. А из молодых это Макаров, Горшков.

Владимир Дубосарский, Александр Виноградов. Мишки. Холст, масло.2008

 

Насколько для вас важно, чтобы вам нравился художник, как человек? Бывает такое, что покупаете у кого-то просто из хорошего отношения к нему, как человеку, чтобы помочь материально?

Вы знаете, у меня есть друзья художники, у которых я ничего не купил. Бывает такое. Но если я увижу интересного человека и у него есть интересные работы я постараюсь что-то приобрести. Хотя иногда бывает такое, что я могу упустить тот момент, когда художник продает работы в моем диапазоне цен, потому что у меня на тот момент нет денег. А потом, когда он уже начинает продаваться дороже, я или не хочу или не могу себе его позволить. Вообще, я считаю, что если художник очень быстро растет в цене, то я ему уже не нужен. Мне интересно поддерживать тех художников, которые в этом нуждаются. Когда я собирал Монро, я чувствовал, что это ему действительно важно. И Синие носы тоже. И Чтак. На меня бывают нападки со стороны некоторых людей, что я скупил все за бесценок и теперь обладаю прекрасной коллекцией. Но на самом деле, я купил в то время за те деньги, которые и мне и художнику показались адекватными. Я был готов столько заплатить, а художник был готов за столько отдать. Дело не в этом даже. Например, Валерий Чтак говорил мне, что я был первый, кто пришел к нему, спросил сколько это стоит и достал деньги. Никто никогда до меня этого не делал. И он мне сказал, что почувствовал, что стал крутым художником, потому что увидел, что я его уважаю. И здесь вопрос не в том, сколько конкретно денег, а в том, что этот жест он расценил, как хорошее отношение к нему.

 

Я убежден, что искусство начинает существовать тогда, когда появляется этот обмен, когда художник находит своего покупателя, получает деньги за свою работу. 


Анатолий Осмоловский. Хлеба. Дерево. 2007

Начинающим коллекционерам часто говорят, что подходить к коллекционированию стоит обдуманно, чтобы вся коллекция в общем имела "свое лицо". А по какому принципу вы собираете искусство?

Все зависит от того, когда вы начинаете и сколько у вас есть на это средств. Например, если вы хотите начать собирать искусство 60х - 70х годов, то этот временной отрезок уже свершившийся и понятно что есть, кто есть и так далее. Или допустим вы решаете, условно говоря: «Буду собирать работы художников только черные и коричневые и больше ничего, никаких красных работ я не приобрету». Почему бы и нет, но такого рода стратегии хорошо работают только когда вы собираете старое искусство. Если говорить обо мне, то я собираю также иконы и в основном иконы 18 века, причем обязательно нехарактерные, чем-то необычные. Но, когда вы собираете современное искусство, у вас нет такого выбора. Или вам надо быть пророком, но я таких коллекционеров не знаю, которые знали бы наперед, какие тенденции и художники появятся завтра и таким образом можно было бы уже сегодня придумать, что «сыграть» завтра. Или опять же вы можете решить, собирать допустим только скульптуры и объекты. Почему нет, сколько коллекционеров столько и подходов. Что касается меня, то особых подходов у меня нет за исключением того, что я покупаю то, что мне кажется интересным. Иногда это даже не вопрос того, что лично мне нравится, так как «нравится» - это достаточно субъективное понятие.


Я покупаю, когда считаю, что в этот момент, в этом контексте, в этой исторической, экономической стадии жизни общества,  работа передает дух своего времени. 

Алексей Каллима. Граница Холст, сангина, уголь. 2007

Если говорить о духе времени, чем на ваш взгляд русское искусство 1990-х отличается от искусства 2000-х и искусства нынешнего периода?

Мне сложно охарактеризовать однозначно каким было искусство в начале 1990-х. Были петербургские художники, были московские и все они по отдельности были разные. Но на мой взгляд, художники 1990-х были более веселые, более открытые, более готовые к общению с иностранцами. Я приехал сюда со своим интеллектуальным багажом, знаниями в области философии, экономики и я видел, что это было им интересно и ими востребовано. Но сейчас другое время, мои знания уже не столь отличаются от того, что есть здесь. А может быть это ощущение, что тогда было как-то дружнее, связано с тем, что я был моложе. И художники Виноградов и Дубосарский, Костя Звездочетов, Чемпионы мира и другие тоже были на 25 лет моложе, чем сейчас. Поэтому это была другая история. Сейчас я тоже общаюсь и дружу с молодыми художниками, но не чувствую того единения, вдохновения, которое было тогда. Хотя надеюсь, что дам им толчок, чтобы идти дальше. Но конечно есть художники, с которыми вообще не получается общения, в конце концов нельзя же со всеми дружить.

Задумывались ли вы о том, что станет с вашей коллекцией в далеком-далеком будущем, может быть вы мечтаете создать музей?

Опять же, все упирается в вопрос денег. У меня никогда не было лишних денег, но тем не менее я всегда приобретал искусство. За 25 лет в России я только три раза менял машину и всегда это были какие-то недорогие автомобили.


Таким образом, я мог выделить какие-то деньги, чтобы приобретать искусство. У меня формы потребления совершенно иные.


Я не хожу каждые субботу, воскресенье в торговые центры, и моя жена не ходит. У нас другие приоритеты. Мы много времени тратим на то, чтобы общаться с художниками, посещать выставки. Насчет того, что будет дальше я точно знаю, что свою коллекцию я не утащу с собой на тот свет, а она останется где-то на земле. Но что именно с ней будет, это уже не мои вопросы. Может быть мои дети ее распродадут, я не знаю. Чтобы создать музей, у меня просто нет денег. Именно поэтому я считаю очень важно делать выставки, вроде той которая сейчас идет в МАММ. Это помогает понять, что из себя представляет эта коллекция, этот организм, который я создаю. Необходимо каждые 5-7 лет делать такие выставки, чтобы видеть как этот организм растет, развивается, потому что это демонстрирует ситуацию сегодня. Какие художники существуют, как они фиксируют современную Россию. Поэтому я собираю не только «гламурные», Поп работы, но и очень жесткие вещи. Коллекция разнообразна. Для меня приоритетно видеть, что те художники, которых я собираю, которых я поддержал, стали супер звездами. 

Интервью: Катя Карцева

© 2015 artandyou.ru и авторы 

2
Похожие материалы

Ольга Темникова: "Не соглашусь, что художники из России никому не нужны. Но нужно играть по правилам"

Рейтинг InArt опубликовал ТОП 100 российских художников.

Саша Обухова: «Мы даем регионам слово, включая их в единый поток повествования о современном русском искусстве».

Кирилл Светляков: "Экспозиция Отдела новейших течений ГТГ стала ближе к зрителю".

Екатерина Ираги: "Участие в арт-ярмарке - сложно окупаемые затраты, но это эффективнее, чем любая реклама".

Ольга Тобрелутс: "Русское искусство - это сырьевой рынок".

Симон Мраз: "Русское искусство заслуживает быть среди лучших"

Игорь Новиков, Татьяна Назаренко: «Есть профессия Художник. Она безумно сложная».

Ксения Подойницына: "Российскому арт-рынку необходим прочный институт коллекционеров".

Вышел аналитический обзор российского рынка современного искусства InArt 2016.

Дэвид Боуи - коллекционер. Sotheby's выставит на торги коллекцию рок-музыканта.

Игорь Маркин: "Мы в музее Art4 начали продавать искусство, прямо с этикетками и с ценами"

2000-е. Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных. Избранное 2000-2005. 29 января – 31 июля 2016

Стас Намин и Михаил Шемякин о новом спектакле "Нью-Йорк. 80-е. Мы"

Что представляет из себя ярмарка Cosmoscow 2015?

Дом творчества Castello di Boca в Черногории.

Тиражная графика - альтернативный способ коллекционирования.

Карьера художника на арт-рынке. Как формируются цены?

Коллекционирование в Майями.

Как коллекционировать искусство профессионально?

Из чего складывается карьера художника?

Инвестирование в искусство: для чайников.

Актуальные концепции и маркетинговые приемы для продвижения современного искусства.

Благотворительные культурные фонды.

Искусство общества потребления




Комментарии

   
  •  01 июля 2016 в 00:20
    [b][url=http://ru.barbourjacket.cn/]дамы Barbourдамы Barbour куртки
    дамы Barbour куртки

Афиша / события