Олег Макаров: "Не надо называть саунд-артом то, что им не является"

олег макаров

Олег Макаров – композитор, исполнитель, медиа-художник, sound artist, разработчик аппаратно-программных интерактивных систем и инструментов, один из участников сообщества независимых художников работающих в областях экспериментального звука и технологических искусств  soundartist.ru  Регулярно выступает на ведущих экспериментальных сценах как автор и исполнитель композиционно-импровизационной электроакустической музыки.

Для каждого выступления разрабатывает новую композиционную структуру и соответствующий ей программный патч. Занимается экспериментами на пересечении различных видов искусства с радиоэлектроникой, программированием и прочими смежными областями. С 2006 года пишет музыку к радиоспектаклям для Радио России и Радио Культура. С 2004 года участвует в международных фестивалях, выставках современного искусства как композитор, автор мультимедийных интерактивных инсталляций и перформансов, многоканальных алгоритмических звуковых инсталляций. 

В первую очередь я спрошу даже не о вашем конкретном проекте,  а вообще о таком явлении как саунд-арт. В России люди меньше знают, что это такое.  Расскажите об этом направлении?

Олег Макаров: Направление очень не простое. Потому что конкретно словом «саунд-арт» разные люди называют порой разные вещи. Существует несколько версий этого термина. Не буду сейчас об этом конкретно говорить. Суть в том, что даже не в России, конкретно в Москве, где мы находимся и работаем, в последние несколько лет термин начинает набирать популярность. Это, конечно, позитивное явление, но в результате сейчас начинают приписывать саунд-арт к чему-то, что  уж не по каким определениям саунд-артом  не является. Существует опасность, что через несколько лет буквально саунд-арт будет везде, но к саунд-арту он не будет иметь никакого отношения.

Как не ошибиться и принять за саунд-арт то, что на самом деле им является?

Олег Макаров: Ну, почитать литературу соответствующую, поискать какие-либо ресурсы в интернете. Ведь существуют некие представления об этом, из которых можно создать свое. Существует несколько традиций,  скажем так. Поскольку само по себе это искусство идет от 50-60х и даже 20-30х и ранее годов, непосредственно термин «саунд-арт», кажется, с 80-х годов уже существовал. 

Олег Макаров

Чем саунд-арт не музыка, знаю, что глупый вопрос, но тем не менее?

Олег Макаров:  Есть музыка, а есть саунд-арт. В саунд-арте не может быть гармонии, мелодии, ритма, всех составляющих традиционной музыки. Как правило, это еще и работа с тембром. То есть саунд-арт может оперировать даже тембрами инструментов музыкальных, но в каком-то не музыкальном контексте.

Масса может быть вариантов. Плюс если брать саунд-арт в жанре инсталляции, то он  не должен быть записан или исполнен, то есть это создается как произведение искусства, которое не имеет развития, начала, конца, кульминации. Кульминация происходит локально, как всплески в определенный момент времени.

По большей части, наверное, в саунд-арте используются электронные звуки или есть проекты, анализирующие и составляющие звуки, которые существуют в природе.

Олег Макаров: Существует целая отдельная концепция активного слушания, когда людям завязывают глаза и ведут их по городу, заставляя их услышать наконец-то, что они слышат каждый день и не слышат. Вслушаться в звуки, понять их природу, понять как они друг с другом взаимодействуют. И потом саунд-арт не подразумевает исключительно электронных вещей. Это могут быть звуковые эффекты, какая-то конструкция металлическая которая издает какие-то звуки. Может быть электроника, но не цифровая. Это может быть что угодно, просто компьютер и колонки – это самый легкий способ, такой универсальный.

Если поразмышлять, большинство людей – визуалы.  Саунд-арт получается потенциально имеет  более узкую аудиторию, чем визуальное искусство?

Олег Макаров: Саунд-арт подразумевает связь с визуальной составляющей, но при том условии, что звук будет, если не главным, то, по крайней мере, равноправным участником этого тандема, наравне с визуальной составляющей, будь это видео, объект или что угодно.

Что касается чистого искусства звуковых инсталляций не объектных, то это не весь саунд-арт, а лишь направление внутри саунд-арта. Это звуковые инсталляции, которые состоят из звука без визуального сопровождения. Они в идеале существуют таким образом, что это просто некое пространство, с белыми стенами, с черными стенами, визуально не привлекающими внимание. В них расставлены источники звука, есть места, чтобы сидеть, слушать, лежать, расслабляться, слушать именно звук.

Олег Макаров

Если вспоминать визуальное искусство, то всегда есть какой-то образ, который художник передает человеку, публике, зрителю. В саунд-арте это тоже образ?

Олег Макаров: На самом деле все принципы, взаимодействия абсолютно те же самые. Но в одном случае у нас информация поступает через глаза, в другом – через уши. Искусство оно всегда разное, есть люди, которые хотят передать конкретно какой-то образ. Есть люди, которые не хотят передавать образ. Я вот не хочу, например.

А что хотите этим передать?

Олег Макаров: Я делаю некое состояние, скажем так живое существо, которое существует в этом звуке. Оно рождается, я подбираю какие-то звуки, как-то их сочетаю, создаю алгоритм. То есть то, что сейчас звучит, никогда не повторится.

Это не запись, это программа, которая в реальном времени создает некую музыкальную ткань, которую можно слушать. Какие у вас возникнут ассоциации при этом, какие мысли, кто услышит здесь одно, кто-то другое.

Расскажу вполне конкретный случай – я делал звуковую инсталляцию для Булгаковского музея, использовал конкретные совершенно звуки, какие-то шумы фортепианные, голоса каких-то животных. Сделал из этого музыкально-шумовое произведение и потом с большим интересом слушал отклики людей, которые прошли вот это вместе в сочетании с музеем и слушали эту звуковую инсталляцию. Кто-то там услышал кота-бегемота, где его в помине не было, кто-то услышал, как Маргарита на метле летает, то есть совершенно подобные звуковые, неконкретные образы вызывают совершенно разные ассоциации.

Конечный арт-продукт зависит от взаимодействия с публикой  и ее восприятия?

Олег Макаров: Собственно, да. Конкретный конечный арт-продукт создается в голове у слушателя, конкретного человека. Вот он пришел, услышал и что-то в голове у него там возникло. У каждого свое, нет двух одинаковых людей.

Интересно, если поразмышлять с социальных позиций, ведь если люди слепые, которые не могут видеть искусство. В этом смысле они, конечно, ограничены, ведь они в принципе не могут увидеть картину. Нет никакого способа ее передать. А саунд-арт открывает возможности для таких людей тоже обратиться к современному искусству.

Олег Макаров: Тоже интересная точка зрения, я об этом не думал. Ведь есть же люди глухие, не физически, а в том смысле, что они не хотят ничего слышать, не хотят думать об услышанном.  Все равно это будет определенное впечатление, потому что они зайдут, послушают и подумают «Господи,  какая ж ерунда!», и уйдут, для них это как набор бессмысленных звуков. Вот это ощущение о наборе бессмысленных звуков с ними останется до конца их жизни. Они будут это вспоминать и думать, вот бывает же такое звуки, а бессмысленные.

То есть саунд-арт подразумевает момент интеллектуального осмысления, а не чувственного?

Олег Макаров: Может быть, и чувственное, и интеллектуальное. Сначала думаешь о чем-то, потом оно начинает уже бессознательно восприниматься.  Потом это и шок может вызвать, какие-то эмоциональные ощущения от того, что мы когда-то осмыслили, и оно стало частью нас, частью наших эмоций.

Получается, по сути, это абсолютно не коммерческий проект. Ведь продать то, что не имеет материального воплощения очень сложно.

Олег Макаров: Есть замечательный американский композитор и саунд-артитст Майкл Шуммахер. Не путать с гонщиком.  Майкл Шуммахер у него галерея Диапазон, именно саунд-арт галерея, посвященная исключительно звуковым инсталляциям, которые он сам делает либо приглашает звуковых художников со всего мира. Когда мы с ним виделись в прошлом году на Гоголь фесте он показывал DVD диск с звуковой инсталляцией там записана программа. Это довольно сложно подготовить, но это возможно. То есть вы ставите его на компьютер,  у вас система 5-1 и слушаете звуковую инсталляцию.

Интервью с Олегом Макаровым в рамках проекта Art House Squat Forum.

Елена Демидова: «»Медиапоэзия — подчинение технологий высказыванию поэта» Читать далее.

интервью: Катя Карцева

avatar