Алексей Шульгин: "Все новое идет в искусстве из технологии"


Руководитель мастерской "Интерактивные медиа" в школе им. Родченко о новом формате художника.

Шульгин

Алексей Шульгин (р.1963) — художник, музыкант, куратор. Руководитель мастерской «Интерактивные медиа» в школе им. Родченко.

  • 1990-е  начал искать альтернативу традиционному галерейному пространству, создав сайт easylife.org. Является пионером арт-софта, когда произведение искусства приобретает черты компьютерной программы.
  • 2000-е при участии  Романа Минаева и Аристарха Чернышева создает первый коммерчески успешный проект интерактивного медиа искусства в России Electroboutique, представляющий собой остроумные объекты и медиа скульптуры, пользующиеся неимзменной популярностью у публики и у коллекционеров.
  • С 2014 года куратор объединения «Выставочные залы Москвы», при поддержке которого на базе выставочного зала «Ростокино» создает проект Электромузей.

Алексей, в одном своем интервью об опыте проекта «чужие фотографии» вы как-то сказали, что «фотография — не авторское искусство. В мире существует огромное количество фотокамер, и шедевры возникают непроизвольно, просто благодаря случайному направлению объектива в ту или иную сторону». Сегодня, вы один из самых авторитетных художников и кураторов в области медиа-арта в России, как по вашему, эту мысль можно транслировать также на видео-арт и медиаискусство в целом или здесь дело обстоит иначе?

Здесь немного по-другому. Все же, в отличие от документальной фотографии, которая рождается, по сути, в момент спуска затвора, видео-арт предполагает массу сложных и протяженных во времени процессов — съемку, монтаж, работу над звуком… Хотя, многие ютьюбные видео, снятые не-художниками, вполне попадают в художественный контекст. Вообще, с момента написания мной текста, на который вы ссылаетесь, прошло много времени, появился интернет, и все искусство сейчас существует в разных контекстах — музейно-галерейном, сетевом… Художники сейчас сталкиваются с новым вызовом — вызовом массового пользователя сети.

Художник сейчас теряет монополию на художественное высказывание, — теперь его может делать каждый, и не только делать, но и публиковать, обсуждать, продавать и т.д., — и все это в обход традиционной арт-системы.

Вопрос к вам, как к музыканту, сегодня многие называют саунд-артом  практически все, что так или иначе связано с аудио сопровождением в рамках выставочных проектов, объясните, в чем на самом деле принципиальная разница?

Олег Макаров — один из участников сообщества независимых художников работающих в областях экспериментального звука и технологических искусств —  soundartist.ru. Читать далее. 

В планах нашего Электромузея, совместно с сообществом Soundartist.ru — создание первой в России постоянной галереи саунд-арта, которая будет показывать (или лучше сказать, озвучивать) специально созданные для такого пространства звуковые скульптуры и инсталляции.

Я понимаю саунд-арт как форму искусства, где звук выходит на первый план, в отличие от музыки, где звук — это инструмент для создания музыкального произведения.

WowPod 2008 (Аристарх Чернышев, Алексей Шульгин)
WowPod 2008 (Аристарх Чернышев, Алексей Шульгин). Медиа-скульптура транслирует mp3, видео, подкасты. Символизирует гаджет как символ потребления.

То есть, акцент идет на медиум, технологию, — поэтому он нам и интересен.

Вы являетесь руководителем мастерской «Интерактивные медиа»  в школе им. Родченко.  Чему вы стремитесь научить ваших учеников в первую очередь?

Пониманию современности и меняющимся законам искусства в меняющемся мире. Тому, что все новое идет в искусстве из технологии. Художественным стратегиям. Работе с технологиями, а не только с идеями.

Воздушный порт. 2009. (Аристарх Чернышев, Алексей Шульгин, Инна Астафьева).
Воздушный порт. 2009. (Аристарх Чернышев, Алексей Шульгин, Инна Астафьева). Поэтическое размышление о возможных путях развития урбанистической цивилизации.Человечество стоит перед выбором: или дальше вгрызаться в тело природы железобетонными зубами архитектуры и транспортной системы, или попытаться свести к минимуму это воздействие.

В 2012 году вы вместе с Аристархом Чернышевым объявили о трансформации группы в фонд. Расскажите о том, как функционирует сегодня и ваши прогнозы на будущее?

Вот, собственно, Электромузей — это и есть этот фонд. В наших планах — работа с молодыми художниками над реализацией и экспонированием их проектов, а также поддержка молодежного художественного сообщества с помощью нашей инфраструктуры, проведения фестивалей, мастер-классов, лекций и т.п. Кроме того, мы продолжаем работать над собственными проектами, надеюсь показать их в новом сезоне, — как у нас в Электромузее, так и в других местах.

Насколько медиа-арт развит в России с точки зрения уровня художников в нем работающих, и с точки зрения востребованности у публики?

Медиа арт в России сейчас переживает бум, и постепенно становится мейнстримом. Достаточно вспомнить Ночь Музеев на Артплее или Ночь новых медиа в Никола-Ленивце (в которой, мы кстати, участвовали как институция). Немного тревожит, правда, перекос в сторону чисто зрелищных, вызывающих вау-эффект проектов, но такова суть современного мейнстрима. И эти фестивали и выставки показывают, что понятие «художник» трансформируется.

Медиа арт сегодня активно используется в продвижении «технологичных» брендов. Читать далее.

Мы видим много проектов от дизайн-студий и других структур, неизвестных в мире современного искусства.

Изменилось ли что-то в положении дел на арт-рынке?

Арт-рынок тоже мутирует. Вместо схемы «художник — музей — галерея — коллекционер» рождаются новые, такие как заказ работ под какое-то событие, аренда работ и другие, более соответствующие современному состоянию рыночной экономики и информационного общества.

Катя Карцева. Валерия Кан.

avatar