Кирилл Светляков: "Экспозиция Отдела новейших течений ГТГ стала ближе к зрителю"


В сфере современного искусства Москвы важное событие - публике представили новую экспозицию отдела новейших течений ГТГ "Современное искусство 1960-2000. Перезагрузка".  Заведующий Отделом новейших течений Кирилл Светляков рассказал о том, что из себя представляет новая экспозиция. 

1

В сфере современного искусства Москвы важное событие — публике представили новую экспозицию отдела новейших течений ГТГ «Современное искусство 1960-2000. Перезагрузка». Это уже четвертый с начала 2000-х годов показ и кураторская интерпретация процессов, происходивших в актуальном искусстве на протяжении нескольких десятилетий. Каждый раз ракурсы экспонирования менялись и вызывали острые обсуждения в профессиональном сообществе и у публики.

Заведующий Отделом новейших течений Кирилл Светляков рассказал о том, что из себя представляет новая экспозиция.

Новая экспозиция отдела новейших течений — одна из самых ожидаемых выставок последних лет. Сразу возникает вопрос, в чем принципиально эта экспозиция отличается от отдела живописи второй половины ХХ века? Ведь они в чем-то очень пересекаются …

Кирилл Светляков: Они пересекаются некоторыми именами, но их не так много. Экспозиция искусства второй половины ХХ века существует с 2006 года, и в ней в основном доминирует живопись, т.е традиционная станковая форма. Она рассказывает историю живописи в нонконформистском и неофициальном варианте. Работы для этой экспозиции отбирались по принципу живописного качества, каким его себе представляют искусствоведы старой школы. Это надо иметь в виду. У нас же в отделе новейших течений экспозиция построена по принципу репрезентации новых художественных практик. Даже если картины и представлены, то в нашей экспозиции они имеют несколько иной статус. Не всегда даже музейные сотрудники понимают, что ХХ век зачастую — это не шедевр живописи в традиционном смысле, но документ, опыт, артефакт, который связан с попыткой вырваться из конвенций картины или скульптуры. И зритель, сравнивая варианты экспозиций, может оценить, как представление о картине в одном варианте экспозиции отличается от отношения к ней же в другом варианте. Мы избрали не традиционный для современной выставочной практики способ показа — это формат кабинета, где предметы не выставлены в буквальном смысле, а скорее находятся или пребывают в музейном пространстве. Они экспонируются в специальных шкафах. Эти шкафы придают им совсем другие качества. «Кабинет древностей» — это формат, при котором зрителю не навязываются те или иные произведения. Он их ищет и выбирает для себя. Здесь нет никакой принципиальной иерархии, когда зрителю указывается «вот это самое главное», а «это менее главное». У нас нет такого разделения. Безусловно, представлены очень известные имена, но они висят с теми, кого могут не знать даже специалисты.

Кстати, кажется, именно такой подход к музею пропагандировал Малевич…

Кирилл Светляков: Да. Я надеюсь, что в каком-то смысле это похоже на то, что он имел в виду.

Все видят как в последнее время Третьяковка меняется в лучшую сторону, в том числе тем, что все больше «поворачивается» к зрителю. И все же, к современному искусству в России, как и везде в мире, не вся публика готова. Как вы планируете взаимодействовать со зрителем экспозиционно и в рамках каких-то параллельных программ, расскажите о них по подробнее?

Кирилл Светляков: По опыту показа этих произведений, а у меня это уже не первый опыт, я учитывал и реакцию зрителя и то, как они воспринимали предыдущие варианты показа работ. Во-первых, зрителю было очень сложно ориентироваться. Поэтому этот вариант экспозиции предельно дидактический. Произведения группируются по по направлениям и по темам, очень много работ откомментировано, чтобы зритель ориентировался в процессе. Потому что если зритель не связывает те или иные вещи с каким-либо словом, ему очень трудно. Есть вещи, которые принципиально трудно показывать, например концептуалистские объекты, которые нужно вертеть в руках, трогать, перелистывать. Поэтому у нас часть проектов откопированы. Есть и оригиналы и варианты, предназначенные для зрителя. То есть зритель видит и сам оригинал, и может его осмыслить в руках, вступая в контакт. Плюс, конечно, еще есть интерактивные панели, на которых можно увидеть концептуалистские альбомы. Это особый жанр, потому что концептуалистские альбомы были предназначены для листания в определенном порядке. Зритель не видел сразу всей серии листов. Этот момент листания отражен на тач-скринах. Конечно, у нас планируется и очень много экскурсий. Также будет такая особая форма, как вечера видео поэзии. Это синтез поэзии и визуального искусства. Поэты вместо стихов делают клипы. Часть из таких опытов у нас тоже представлена в экспозиции. В общем, я бы сказал, что данная экспозиция на несколько шагов ближе к зрителю, чем предыдущая.

В рамках выставки «Современное искусство 1960-2000. Перезагрузка» на Крымской набережной также представлены фотостенды с произведениями известного московского фотохудожника Рауля Скрылева, запечатлевшего художников — авторов произведений, представленных на выставке, искусствоведов  ГТГ, а также детей — участников программ «Творческой мастерской» ГТГ с сопроводительными комментариями к ним.  Куратор Юлия Воротынцева считает, что: «Пространство МУЗЕОНА — это прекрасная возможность познакомить неподготовленного зрителя с разными сторонами жизни художественного музея. Искусствоведы рассказали о произведениях то, что не считывается с первого взгляда. Художники поделились историями создания своих произведений и дали им ёмкие расшифровки. Дети-участники Творческой мастерской ГТГ на Крымском Валу, предложили свои комментарии к работам во время занятий».

Художник Гриша Брускин. Фото: Рауль Скрылев

Художник Гриша Брускин. Фото: Рауль Скрылев

 фотография девочки Саши на фоне работы Юрия Васильева-MON "Страдание современной женщины".

Фотография девочки Саши на фоне работы Юрия Васильева-MON «Страдание современной женщины».

Стенды с двумя из фотографий Рауля Скрылева с выставки под открытым небом «Мысли об искусстве» в первые дни оказались разбиты. Особенно пострадала фотография девочки Саши на фоне работы Юрия Васильева-MON «Страдание современной женщины». Саша: «Это цыганка. Она видит будущее!»

Кирилл Светляков об отношении к современному искусству:

Как вам кажется есть ли динамика общественных взглядов на современное искусство в 1990-е, 2000-е и сейчас? Сейчас наверное зритель уже более «насмотрен» современным искусством?

Кирилл Светляков: Мой сознательный возраст, период взросления пришелся на перестройку. В тот период был очень мощный запрос на авангард, эксперимент и все, что связано с инновациями. Оно и понятно, потому что исчезла цензура, и людей интересовало все, что было табуировано. С тех пор я не помню такого же активного запроса на современное искусство и на авангард. Общество сегодня очень сильно «поправело». Такого масштабного общественного запроса на современное искусство, на мой взгляд, сейчас нет. Можно сравнить посещаемость выставок классического, традиционного искусства и выставок современного искусства, в среднем по Москве — это один зритель к семи.

То есть семеро идут на Серова, один в отдел новейших течений?

Кирилл Светляков: Иногда один к пяти. При этом, несмотря на то, что общественный запрос явно консервативен, посещение выставок современного искусства для целого ряда социальных групп стало стилем жизни. Это другой фактор и он позитивен. В среднем количество людей, которые приходят на выставки современного искусства, а я ими занимаюсь с конца 2000-х, увеличивалось с каждым годом. Если раньше эту аудиторию трудно было структурировать, то сейчас она включает в себя несколько социальных групп и постепенно расширяется.

Взращивать эту аудиторию, своего зрителя в пространстве города, как раз миссия музея, не так ли?

Кирилл Светляков: Конечно, и Третьяковская галерея и другие институции ее формируют. Я думаю, что примерно аудитория посетителей выставок современного искусства насчитывает порядка от 50 000 – до 100 000 человек в Москве.

Расскажите еще о выставочных планах Отдела новейших течений. Это будет единая экспозиция или она будет сменяться временными выставками?

Кирилл Светляков: Экспозиция «Современное искусство: 1960–2000. Перезагрузка» будет существовать около двух лет. Но она не будет статичной. Одни произведения будут сменяться другими. Мы вот уже успели поменять несколько произведений.

А чем именно определяются эти замены?

Кирилл Светляков: Нашим желанием пропустить через этот формат как можно больше работ. Мы создали экспериментальный формат и хотим в рамках него показать и осмыслить как можно больше произведений.

Очень интересная живая дышащая структура, впрочем соответствующая нашему времени и искусству, как одной из форм его воплощения…. В основу экспозиции ляжет коллекция Третьяковки или будет обмен с другими институциями, может быть экспонирование работ из частных коллекций?

Кирилл Светляков: На выставке примерно половина из 300 произведений из собрания Леонида Талочкина, которая вошла в коллекцию ГТГ. Поэтому большинство из них зритель вообще увидит впервые.

Ну что же надеюсь, что вместе с таким интересным опытом общения с современным искусством в рамках вашей экспозиции общественный запрос на авангард вновь будет расти.

Кирилл Светляков: Спасибо.

 

 

Интервью: Катя Карцева

© 2016 artandyou.ru и авторы

avatar