Екатерина Винокурова, Анастасия Карнеева: «Мы в SmartArt помогаем художникам воплощать идеи»


Про продвижение художника в России и за рубежом, новый класс коллекционеров, перспективы рынка русских художников от основательниц консалтинговой компании в сфере искусства SmartArt Екатерины Винокуровой и Анастасией Карнеевой

smart_art

SmartArt – консалтинговая компания в сфере искусства, основными целями которой является повышение узнаваемости российских художников через комплексные подходы к продвижению, в том числе образовательные программы, организацию выставок, например, в московском офисе компании Christie’s или Московском музее современного искусства. Компания SmartArt удостоилась чести принять на себя стратегическое управление росссийским павильоном на Венецианской биеннале.

Катя Карцева встретилась с основательницами SmartArt на открытии персональных выставок Анастасии Потемкиной  «Когда цветы не отбрасывают тени» (Куратор — Андрей Паршиков) и  Дарьи Иринчеевой «Непрерывная функция» (Куратор – Алексей Масляев) в MMOMA на Гоголевском бульваре.

Проект, занимающийся арт-консалтингом и продвижением художников – это то, чего давно ждали, в первую очередь, сами художники, но и коллекционеры тоже. В тоже время я нахожусь под впечатлением от выставки в ММОМА. Потому что, когда речь идет о продвижении на арт-рынок мне представляется живопись или скульптура, которые коллекционер более вероятно может у себя в интерьере разместить. Получается, у концептуальных проектов тоже есть коммерческий потенциал?

Екатерина Винокурова: Поскольку мы консалтинговая компания, которая работает с художниками и коллекционерами, мы даём художникам возможность воплотить свои идеи в реальность, независимо от их коммерческой составляющей. Для нас важно делать продукт, соответствующий музейному качеству, и мы сделали уже четыре выставки в музейных пространствах.

Каждый проект целостен — это работа с кураторами, издание печатной продукции. В рамках нынешнего проекта у Даши Иринчевой выпущен каталог. Анастасия решила его не делать. То есть то, чем мы занимаемся – это больше, чем галерейная деятельность. Мы делаем чуть меньше проектов, чем в среднем делает галерея, но они более целостные.

Анастасия Карнеева: У нас другие задачи и другие мотивации. Если знать наш бэкграунд, мы работали в аукционном доме Christie’s, в коммерческой организации. Нынешняя история – это не «из искусства в бизнес», а – «из бизнеса в искусство». Для нас важно, чтобы это был качественный продукт, который соответствует высокому уровню западных стандартов. Важно не просто продать, спекулируя на каких-то вопросах, связанных с Россией, социально-политической тематикой и так далее, а чтобы это было независимое, качественное искусство. И вот на этой волне любви к искусству, нашей личной, мы и пытаемся продвигать свои идеи.

Анастасия Карнеева более шести лет занималась развитием бизнеса аукционного дома Christie’s в России. В 2008 году открыла первый офис Christie’s в Москве.

Екатерина Винокурова в 2010 возглавляла направление по развитию бизнеса аукционного дома Christie’s в России и странах СНГ. В 2015 (став директором аукционного дома в России) открыла новый офис с постоянным выставочным пространством.

Фрагмент экспозиции Дарьи Иринчеевой "Непрерывная функция". photo credit: SmartArt
Фрагмент экспозиции Дарьи Иринчеевой «Непрерывная функция». photo credit: SmartArt

Фактически, вы в SmartArt приняли на себя функцию институции?

Анастасия Карнеева: Да, но при этом мы осознаем важность коммерческой составляющей, потому что художники должны зарабатывать деньги своим трудом. Сейчас в нашей стране эти понятия не доработаны, потому что у нас нет развитого рынка, но кто-то же должен это делать. Художник – это профессия. Если художник делает какие-то проекты, он не должен задумываться о коммерции. Искусство изначально не для того, чтобы его можно было легко продать. Оно должно быть искусством от души, от художника, от идеи, от творческой мысли, а уже задача галереи взять этого художника, развивать, думать, как продать.

Екатерина Винокурова: У Дарьи Иринчевой, например, есть и живописные серии. Просто нынешняя выставка другая. А вот первая выставка «Пустое знание», которую мы камерно делали два года назад в пространстве Christie’s – это была серия, связанная с книгами, как художественными и скульптурными объектами. С теми работами, наверное, легче жить коллекционеру, чем с нынешним проектом, потому что для него потребуется определённое пространство.

То есть вы стремитесь дать художнику возможности и протекцию для реализации проектов, которые возможно имеют меньший коммерческий потенциал, но важны для него, а также ценятся экспертным сообществом и могут быть представлены в музеях?

Анастасия Карнеева: Да, наша цель, дать возможность художнику развиваться так, как он сам считает нужным. Очень часто проблема художника в том, что ему нужно зарабатывать деньги, и это в итоге начинает перевешивать творческую составляющую.

В тоже время, ведь для этих целей есть фонды, гранты, которые помогают художникам?

Екатерина Винокурова: Нам может было бы даже проще быть фондом и заниматься не коммерческой деятельностью, но поскольку коммерческой составляющей и так мало, мы решили, что функцию продвижения на арт-рынок мы на себя тоже возьмём. В целом, мы достаточно успешно продаём те выставки, которые у нас были.

Продаете конечным коллекционерам или в фонды, институции?

Анастасия Карнеева: По-разному, и тем, и тем.

Вот вы говорите про новое поколение коллекционеров. Какое оно это новое поколение?

Екатерина Винокурова: Если говорить про возраст, то он разный. У нас есть 30-летние и 50-летние коллекционеры. Это варьируется от выставки и от художника. Многие сперва обращаются с обычными запросами – декорировать офис или дом, купить подарок. Со временем интерес клиента становится более профессиональным. Важная для нас функция – образовательная. Мы с Настей много времени проводим с коллекционерами, не только на наших проектах, но и на других, чтобы создать общее понимание того, что есть сейчас в современном искусстве.

Анастасия Карнеева: Мы видим, как меняются люди. Наши ровесники, а особенно те, кто младше, более свободны в своих взглядах и воспринимают больше информации. Они открыты всему новому. И уже где-то к нашему возрасту у многих появляется возможность что-то купить. Это прекрасно, потому что за десять лет можно купить десять работ, и это будет коллекция с хорошим искусством.

Екатерина Винокурова: Основной наш критерий – это качество. И если люди приходят за советом и спрашивают: «А вот что вы думаете про этого художника?». Если нам это не близко, и мы не считаем, что это качественное искусство, то мы честно говорим об этом.

Анастасия Карнеева: Хочу дополнить, что наша компания существует три года, и все это была определенная авантюра – мы не знали к чему это все приведёт, какой спрос будет. Потому что эти художники не принадлежали ни к какой галерее и до конца было не понятно, какой интерес они вызовут. К большому удивлению, оказалось много людей, которым стало это интересно, которые нас «фоллоу», то есть следят за деятельностью SmartArt, приходят на каждую выставку. Есть даже, кто покупает на каждой выставке какую-нибудь работу. И их становится все больше. А люди, которые не покупают, но у них есть интерес, их тоже огромное количество. Мы были сами этому удивлены. Это значит, что дефицит информации и дефицит хороших проектов на рынке существует, и эта ниша востребована.

Екатерина Винокурова: Плюс входной порог на рынок современных российских художников намного ниже, чем у того искусства, с которым мы работали в Christie’s. Существует расхожее представление, что нужны десятки, сотни тысяч, чтобы заниматься коллекционированием, а это в принципе не так – современных художников многие могут себе позволить. Может не много работ сразу, но одну-две работы в год – вполне реально. Это то, что мы пытаемся донести до общественности – жить с искусством должно быть каким-то обыденным делом. И вместо того, чтобы купить четыре принта, вы купите одну работу в год, но это будет работа современного художника, который будет развиваться, а у вашей работы будет потенциал роста.

Расскажите про критерии, по которым вы выбираете художников? Это должны быть те, кто свободен, какие-то новые имена?

Анастасия Карнеева: Поскольку SmartArt не галерея, у нас не было задачи набрать художников. Все получилось от противного. Благодаря нашему опыту мы знали современных художников, которые нам нравились, которых мы собирали, покупали и за творчеством которых следили. Мы понимали, что они уже не начинающие художники, уже прошли стадию какой-то маленькой галереи, но при этом следующей ниши, чтобы какая-то галерея стала их возить на ярмарки, выставлять в западных пространствах попросту нет.

Екатерина Винокурова: Она есть, но эту нишу представляют несколько игроков, которые не могут представлять всех. У нас было несколько таких художников. И мы поняли, что нужно их объединить и начать продавать, потому что этого не делает никто, а они уже достаточно известные, сложившиеся и у них большой потенциал.

Света Шуваева. Маргаритки. 2013-2014
Света Шуваева. Маргаритки. 2013-2014

Сколько сейчас художников, с которыми вы работаете?

Екатерина Винокурова: В данный момент SmartArt продвигает десять художников, но мы ведём переговоры и с другими. Пока мы взяли немного, потому что мы должны были оценить наши силы. Хотя сейчас уже понимаем – все получается.

Вы работаете с художниками, но ведь еще вы и кураторов привлекаете, получается им вы тоже предлагаете сотрудничество?

Екатерина Винокурова: Как правило, кураторов выбирают сами художники, а мы их поддерживаем. Потому что они сами знают, кто ближе по концепции, по духу и так далее. Многие сразу говорят: «Хочу именно его». Но есть и те, кто не так близко взаимодействует с кураторами.

Как вы оцениваете достижение ваших задач, какие показатели эффективности?

Екатерина Винокурова: Во-первых, то, что мы работаем уже практически с большинством институций в Москве. Это не основная задача, но нам очень хотелось, чтобы были музейные проекты, потому что это важно для репутации, для резюме художника. И музеи откликнулись, приняли нас. Это было не просто, нам пришлось проходить выставочные комиссии, но все проходило хорошо. У нас с МMOMA уже второй проект и если с первым проектом мы пришли к ним, то сейчас они уже сами предложили стратегическое партнерство, чтобы мы делали по выставке в год. В тот раз музей купил у нас часть инсталляции Дарьи Иринчеевой. А часть инсталляции Светы Шуваевой купил музей M HKA в Антверпене. Они открыли свой летний сезон этой инсталляцией. Света ездила в Антверпен и воссоздала то, что мы делали в ММОМА. И для нее и для нас это был большой успех, что западная институция так высоко оценила нашу совместную работу. Сейчас идут переговоры о второй выставке в Третьяковской галереи с нашим художником. Проект Саши Галкиной, был первый проект, реализованный Новой Третьяковкой вне залов музея, куда впервые впустили молодого художника. Это была огромная инсталляция во время выставки Кабакова. И это была тоже наша такая маленькая победа. Во-вторых, Александра Паперно сейчас номинирована с нашим проектом на «Проект года» на Премии Кандинского. Это такой большой для нас показатель, что мы идем в правильном направлении. А Света Шуваева с проектом «Последние квартиры с видом на озеро» была номинирована на премию «Инновация» этого года, которую вручали в Нижнем Новгороде, и делала на этой премии выставочный проект, который был спродюссирован нами.

Анастасия Карнеева: Конечно, нам было важно окупить наши вложения и выйти в какую-то прибыль, потому что SmartArt — стартап, начинающая компания, которую мы придумали с нуля, и мы это тоже сделали и получаем очень хорошую прибыль в данный момент. Уже идёт какой-то рост, и мы уже можем частично вкладывать в свой бизнес. Первоначальные KPI достигнуты, и мы уже расширяем сектор своих обязанностей.

Екатерина Винокурова: Мы с Настей себе изначально поставили цель – каждому из наших художников сделать персональную выставку. Сейчас мы движемся по этой траектории – на 2020-21 год запланировано еще три выставки. А далее подумываем соединить наших художников с какими-то западными авторами в рамках групповых выставок. Есть разные варианты, к которым мы будем постепенно переходить.

Анастасия Карнеева: Конечно, мы хотим, чтобы в будущем наши проекты также проникли на международный рынок. Это вопрос исключительно времени, а также наших сил и возможностей. Чтобы это делать нужно чуть расширить свой бизнес, расширяться внутри компании, потому что нам нужно больше людей. Мы очень ответственно подходим к тому, что делаем. А если подходить к западному рынку, нужно продумывать, конечно, пять шагов вперёд, потому что репутация, трек рекорд там очень важны. Мы не имеем права на ошибку там.

А есть ли уже какие-то данные по росту цены? Для того, чтобы показать клиентам, что их художник вырос?

Анастасия Карнеева: Мы на пути к этому. У нас есть предложения от аукционных домов. Мы разговаривали и с Phillips и Sotheby’s. Многие готовы взять уже сейчас наших художников. Но поскольку, художники с которыми мы работаем – это первичный рынок, на аукционе есть определенные риски. Для художника в первую очередь. Мы честны с собой, в первую очередь, и не хотим выставить художника, чтобы самим за него биться. Нам нужно понимать, что, когда наш художник выйдет на аукцион, его по-честному кто-то купит за цену выше, чем мы его продаем. Если он продастся ниже – это будет провал. А первичный рынок на западе у нас вообще никак пока еще не освоен, поэтому мы, наверное, начнем step by step. Вот такой план.

Сайт агентства SmartArt

avatar