"Чужой дом" - новая выставка Екатерины Рожковой


Выставка Екатерины Рожковой в галерее «Тираж 1/1» - это событие, потому что не часто можно увидеть трансформацию уже состоявшегося художника без измены собственному стилю, в основе которого техническое совершенство, кинематографичность и эстетство.

IMG_4420

Выставка “Чужой дом” возникла спонтанно. В ее основу легли размышления о том, что такое “дом”.  В разных сериях прошлых лет московская художница Екатерина Рожкова с упоением изучала парадоксальную и необычную архитектуру – юрты, голубятни, заброшенные сараи. Некоторые из старых работ представлены на выставке. Но в этот раз, она обращается к понятию “дом” с другого ракурса. Не архитектура ее волнует.  “Дом” в символическом смысле, как страна, как место, которому ты принадлежишь, как пространство души, которого многие из нас сейчас лишились. То что казалось устойчивым, упорядоченным и защищенным рассыпалось на мелкие осколки. И сквозь эти осколки мы можем увидеть вдруг самих себя — обнаженных, уязвимых. Как вынужденный отъезд из дома, так и встреча с самим собой, оказывается, подчас, невыносимым испытанием. 

В новой серии картин, написанной специально к выставке, внезапно обнаружился переход к новому художественному языку. Екатерина Рожкова всегда писала работы средних и больших форматов, но в этот раз холсты еще масштабнее, и распоряжается она ими иначе. Работы написаны быстро, размашисто, аля прима. Скупая палитра включает лишь черный и белый. Прекрасный рисовальщик, Екатерина Рожкова обычно бережливо относится к пространству холста, скрупулезно, медитативно заштриховывая каждый сантиметр. В новой серии монохромных картин появляются нетипичные для художницы потеки краски, оставленные пустыми фрагменты холста. Художник словно теряет концентрацию, действует экспрессивно, поддаваясь психо-эмоциональному импульсу.

Сейчас не время подробностей и полутонов” — поясняет Екатерина Рожкова.  

Огромная луна, которая еле умещается в пространстве картины, притягивает взгляд, гипнотизирует, оставляя ощущение головокружения, меланхолии, желание выть или бежать в неизвестном направлении, как бродячая собака с картины на противоположной стене. 

Еще один не характерный для творчества Екатерины Рожковой сюжет — обнаженная фигура девушки. Ее откровенная чувственность усиливается чистым выбеленным пространством и в тоже время зритель может испытать потерянность, дезориентацию, ощущение западни – девушка словно загнана в угол, а перспектива создает ощущение сдвигающихся стен.

 

Более привычно видеть в картинах Екатерины Рожковой изображение предметов и вещей. Один из ее излюбленных сюжетов, повторяющийся от года к году — белое платье, ситцевое, на бретельках, кружевное. Как символ женственности, невинности, хрупкости. И вот теперь мы наконец можем предположить, кому оно принадлежит.

Екатерина Рожкова: «Меня пугает слово «актуальность». Я чаще изображаю то, с чем люди жили раньше».

Художник уровня Екатерины Рожковой — редкость на отечественном художественном небосклоне. Выросшая в дипломатической семье, пожившая в Европе и Азии, но не представляющая жизни вне Москвы, она является исчезающим носителем высокой культуры. Выставка в галерее коллекционного дизайна и современного искусства «Тираж 1/1» (Tirage Unique) — это событие, потому что не часто можно увидеть трансформацию уже состоявшегося художника, что, конечно, не отменяет верность собственному видению и стилю, в основе которого техническое совершенство, кинематографичность и эстетство. Картины Екатерины Рожковой органично развешаны в французском интерьере галереи, среди предметов коллекционного дизайна.

Галерея коллекционного дизайна и современного искусства «Тираж 1/1» (Tirage Unique) 

В современном искусстве так сложилось, что оно вынуждено принимать определенные политические решения и критические позиции, но искусство Екатерины Рожковой гораздо более проницательно фиксирует человеческую психологию, активно сопереживая и передавая психологические вибрации, оставаясь при этом пространством бескорыстно-эстетического. “Я — плохой эмигрант” — заключает Екатерина Рожкова, но ее искусство всегда оставляет пространство для внутренней эмиграции и эскапизма. 

Фото: Катя Карцева