Арт-рынок: проблемы аутентификации


Арт-рынок более чем какой-либо другой подвержен различного рода махинациям, подразумевает низкую прозрачность и трудность с легитимным заключением сделки. Какие институты помогают арт-рынку решать проблемы аутентификации?

1

Арт-рынок по сравнению с любым другим рынком занимает совершенно уникальную позицию. Арт-рынок более чем какой-либо другой подвержен различного рода махинациям, подразумевает низкую прозрачность и трудность с легитимным заключением сделки. Во-первых, материальная ценность произведения искусства напрямую связана с его художественной ценностью, которую не так просто заключить в объективные рамки. Во-вторых, арт-рынок предполагает торговлю оригиналами произведений искусства.  Поэтому ключевую роль в формировании цен и движении арт-рынка играет атрибуция произведений искусства или определение их подлинности.

Одним из главных источников, подтверждающих подлинность произведения искусства является  (Каталог включает все работы, когда-либо созданные художником к моменту издания. Авторами каталога являются общепризнанные эксперты по творчеству  художника, опирающееся на результаты многолетних исследований. В каталоге указываются детали каждого произведения — провенанс, размер, текущее состояние, внешние публикации данного произведения, его фотография или отсканированное изображение. Каталог также может включать образец подписи художника, в том числе ее изменения в течение жизни и прочие пометки; краткую биографическую справку).

На рынке западного искусства сложилась парадоксальная ситуация. Атрибуцией произведений искусства там  занимаются различные специализированные организации, как правило,  фонды того или иного художника –   и т.д.. Если фонд  не устанавливает подлинности произведения искусства, что по сути обесценивает данное произведение, его владельцы обращаются к юристам с целью оспорить данное решение.  В 2012 году запланировал научную дискуссию по определению подлинности около 600 работ Фрэнсиса Бэкона, но за неделю до начала конференция была отменена по причине «возможных судебных процессов». А Фонд Альберто и Аннетт Джакометти  судится с коллекционером, по причине того, что работа из его коллекции не будет включена в  Судебное дело может растянуться на годы, где на одну только оплату судебных издержек уйдут тысячи долларов. Хотя большинство судебных процессов, как правило, заканчиваются в пользу экспертов, они все же находятся в большой зоне риска. В случае негативного для них исхода суда с них могут взыскать до нескольких миллионов долларов. Любая незначительная оплошность или упущение в процессе аутентификации могут послужить зацепкой для разбирательства. Даже то, что искусствоведы, могут потребовать с владельца произведения подписать соглашение о том, что последний не подаст в суд в случае отрицательного для него заключения, не дает сто процентной гарантии. Так истец в деле против уклонился от подписанного им ранее отказа о предъявлении претензий, обвинив организацию в монополизме.

Низкая прозрачность и ликвидность арт-рынка, сложность определения инвестиционной перспективы, трудности связанные с легитимным заключением сделки и прочие риски инвестирования в произведения искусства. Читать далее.

В результате фонды, чтобы защитить мнение своих экспертов вынуждены либо расширять страхование своей ответственности, что может подразумевать уже миллионы долларов, а то и вовсе прекращать выдавать атрибуции.  Как в случае с   , которая перестала атрибутировать произведения искусства в 1996 году. Сегодня не существует экспертного совета обладающего юридическим правом атрибуции таких художников как Рой Лихтенштейн, Энди Уорхолл и Джэксон Поллок. Абстрактный экспрессионизм особенно часто фигурирует в делах о мошенничестве, так как его подделать существенно легче нежели работы старых мастеров. Так, следствие по делу Глафиры Розалес принимает все более серьезный оборот.

Эксперты вынуждены искать способы выхода из ситуации и идти на определенные уловки. Сегодня все более распространенной тенденцией становится не издание печатного  Catalogue Raisonné, а выпуск его онлайн версии, которая  является не законченным, а модифицируемым трудом, который труднее  привлечь к ответственности.

Мотивация коллекционеров, возбуждающих дела, понятна. Выложив существенную сумму за произведение искусства, оно, не попав в  Catalogue Raisonné, существенно теряет свою стоимость. С другой стороны, большое количество подобных дел вынуждает закрывать и упразднять ведомства атрибутирующие работы художников или выпуск каталогов соответствия, что в свою очередь открывает широкие возможности подделки произведений для мошенников.  Это же влияет и на арт-рынок в целом. Кому захочется покупать произведение, аутентичность которого подтверждается лишь электронным каталогом, из которого то можно удалить одним нажатием мыши?

С другой стороны данная тенденция стимулирует покупателей обращать внимание на работы современных художников, подлинность которых может быть подтверждена самими авторами. Отчасти, именно этим объясняется популярность современного китайского искусства в Азии. Китайский менталитет еще менее склонен доверять экспертам, полагая, что те заинтересованы и находятся в сговоре с продавцом или дилером.

Катя Карцева на основе материалов International Foundation for Art Research http://www.ifar.org

avatar