Саша Обухова: «Мы даем регионам слово, включая их в единый поток повествования о современном русском искусстве».

Саша Обухова. Искусствовед, куратор, руководитель научно-исследовательского отдела Музея современного искусства «Гараж». Фото предоставлено пресс-службой музея.

10 марта в Музее современного искусства “Гараж” началась весенняя серия выставок, среди которых и первая Триеннале российского современного искусства. Открытие весеннего выставочного сезона в профессиональных кругах сопровождалось не менее громким обсуждением значимости Триеннале – амбициозного и масштабного смотра современного искусства России. Тем более что проходит оно на фоне непростых и разновекторных направлений  современной культурной политики. Российский Contemporary Art  уже не первый год  развивается на фоне  определенного консервативного запроса и мощной академизации,  жарких споров, а подчас и противостояний бывших единомышленников. Именно в таких условиях, выполняя главную задачу  – отразить дух времени и тенденции, формирующие современное искусство, шесть кураторов Триеннале побывали за два года в сорока городах России и встретились с более чем двумя сотнями художниками в возрасте от 19 до 69 лет. Шестьдесят три из них стали участниками нынешней выставки, которая продлится до середины мая. Смотр предполагается, как и следует из названия, проводить раз в три года, но и между этими событиями Гараж планирует активную работу в регионах.

На открытии  Триеннале  обозреватель Artandyou.ru  Елена Рубинова побеседовала с руководителем научно-исследовательского отдела Музея современного искусства «Гараж», куратором и искусствоведом, Сашей Обуховой   о значении исследований, проведенных кураторской командой,  о художественной самоорганизации в регионах и о том, как через год архив Гаража будет подключен к системе, объединяющей информацию о русском искусстве в разных уголках земного шара.  

 

Как в дальнейшем Гараж будет работать с информацией, собранной кураторской командой Триеннале в регионах и не только? Фиксировать, изучать и документировать художественный процесс, как это происходит сегодня с искусством нон-конформизма? 

Саша Обухова: Здесь нужно понимать, что у каждого архива есть свой цикл обработки. Минимум два года должно пройти прежде, чем набранный материал систематизируется, оцифровывается и каталогизируется. Тут некоторый временной зазор неизбежен. Но мы не первый год работаем с российскими регионами и проект “Открытые системы”, который мы начали в 2015 году, посвящен художественным самоорганизациями России за последние 15 лет.  Таким образом, мы уже начали формировать эти региональные истории, и на сегодняшний день у нас уже собрано порядка 4,500 тысяч документов. В рамках нынешнего проекта, при помощи наших партнеров в регионах мы продолжим собирать информацию о локальных художественных сценах. Что еще важнее с точки зрения архивации – это не просто обладание каким-то документом, пусть даже рассказывающим о выставке, которая была, скажем, 15 лет назад, например, в Ижевске. 

 

Важность в том, что мы запустили платформу, которая будет пополняться информацией фактически в режиме реального времени, с биографиями всех участников Триеннале, а в идеале и всех, с кем мы встречались, портфолио всех, кого мы собрали.

Кураторская команда Триеннале - Александра Обухова , Андрей Мизиано, Снежана Кръстева, Татьяна Волкова, Ильмира Болотян и Екатерина Иноземцева на презентации проекта

Эта информация будет подключена к нашему сайту, который в свою очередь через год будет подключен к системе, которую мы назвали Russian Art Archives Network. У нас есть зарубежные партнеры и это будет система, которая объединит информацию о русском искусстве, хранящуюся в самых разных точках мира, в том числе Германии и Америке.

Надо отметить, что процесс идет двусторонний. К нам, например, приезжает специалист из Пермского музея современного искусства смотреть, как устроен наш архив – для них важна методологоия создания такого рода информационного ресурса. И, наоборот, к нам же приезжают люди на протяжении ряда лет собиравшие информацию и документацию по своему городу или региону. Музей, таким образом, становится только “входным отверстием” для уже готового материала.

А как в рамках Триеннале вы использовали богатый архив Гаража, крупнейший по русскому искусству с 50-х годов до наших дней?  

Саша Обухова: Одновременно с Триеннале у нас идет “По направлению к источнику” – очень необычная первая такого рода выставка, в которой участники выступили не только как авторы художественного высказывания, но и как исследователи. Идея Кейт Фаул, которая и предложила провести эту выставку, заключалась в том, чтобы использовать архив не просто как источник знаний, но и как источник вдохновения. Сначала мы были скептически настроены и думали, что нам не удастся никого вдохновить этим историческим материалом, но похоже, что ошибались. Мы приглашали участников посмотреть на нашу архивную коллекцию и выбрать какой-то аретефакт или ряд артефактов, документ, видеозапись, книгу, и на основе этого создать еще одно произведение, рефлексирующее по поводу истории или дать свою интерпретацию увиденному.  В нем приняли участие пять художников разных поколений работающие в разных медиа – Владимир Логутов, Андрей Монастырский, Ольга Чернышева, Вячеслав Курицин и Кирилл Савченков. Так в результате у Владимира Логутова, художника из Самары, получилась прекрасная серия акварелей и коллажей, основанная на документации галереи в Трехпрудном переулке – знаменитой самоорганизации художников начала 90-х. Андрей Монастырский в мультимедийной работе  “Речевой поток о пустом действии” отталкивается от своих первых опытов визуальной поэзии, относящихся к 1971 году из архива Игоря Макаревича.

Владимир Логутов ( Самара, Москва)

Работа на основе архива Фонда «Художественные проекты», акварель, коллаж.

 

Подводя итоги прошлого года многие критики отметили явно выраженную тенденцию в современном российском искусстве, а именно процесс очень мощной академизации, чему собственно, способствует неоконсервативный запрос. Являлась ли академичность художника фактором, который исключал участие такого художника в Триеннале? Попадал ли к вам кто-то из другого поля? Ведь за год-два  предельно размылись границы между работой художников, изначально мысливших в категориях актуальных проблематик и присутствием молодых выпускников-академистов, освоивших язык современного искусства?

Саша Обухова: Дело в том, что моя личная позиция, хотя у меня есть подозрение, что ее отчасти разделяют и многие мои коллеги, заключается в том, что

 

современное искусство – это не просто определенная система производства образов, инсталяции вместо картин или видео вместо графики, – это идеологический инструмент осмысления и диагностики реальности.

Швейный кооператив Швемы ( Санкт- Петербург) Перформанс "12-ти часовой рабочий день".

И, конечно, у художников, которые работают в системе бывшего Союза Художников, было мало шансов оказаться здесь на Триеннале Гаража, хотя у них было и мало желания здесь оказаться.

Мы распознаем друг друга с первого взгляда. Надо сказать, что этот бывший Союз Художников СССР чрезвычайно силен во всех регионах – и в крупных городах, и не в очень крупных – это мастерские, выставочные залы, различные ресурсы, которые протекают туда по различным муниципальным или федеральным каналам. Если говорить о какой-то методологической чистоте, то в булочной лучше продавать хлеб, а не электрические утюги. И в музее современного искусства  лучше показывать именно Contemporary Art. Несмотря ни на что, процессы в россиском Contemporary Art  идут очень интенсивно – через частный капитал, через самоорганизацию оно все равно развивается, что в Нижнем Тагиле, что в Ростове на Дону, во Владивостоке или Владикавказе.

Насколько география ваших исследований и результаты совпали с тем, что наработало ГЦСИ за предыдущие много лет присутствия в регионах?

Саша Обухова: Благодаря Леониду Бажанову и многим другим коллегам из ГЦСИ была создана региональная сеть современного искусства. Им надо просто памятник поставить, поскольку они очень много сделали для мест, для регионов, городов, для того, чтобы каждый росток, посаженный там, вырос. Нам безусловно помогали наши региональные партнеры, в числе которых и филиалы ГЦСИ – Уральский,  Средневолжский,  Калининградский и другие музеи. Но, скажем, в Новосибирске, Омске, Краснодаре филиалов ГЦСИ не было и нет, а работы художников или групп художников вы видите на выставке.

Для нас были важны и институциональные партнерские отношения, и внесистемные. Приведу два примера.  Владивосток и Ростов-на –Дону сильны именно частными инвестициями в современное искусство, а Краснодар и Казань держатся на самоорганизации. Ситуация настолько разная, что ее даже трудно заключить в какую-то формулу, мы работаем в широком диалоге. Важно еще то, что на открытии не прозвучало отчетливо, но очень существенно – это не будет выглядеть, как выставка сейчас, а потом еще одна через три года, наша активная работа будет продолжена и между этими событиями.

Вы подчеркиваете, что в регионах у вас были и институциональные партнеры, и внесистемные люди. Кто были вашими консультантами в этих локальных историях искусства?

Саша Обухова: Директория “Локальная история искусств” – одна из семи директорий Триеннале, действительно собирает не только собственно произведения искусства, но еще и людей, и знания. На самом деле еще один факт, который мы вынесли из нашего исследования  состоит в том, что люди не только создают искусство, но его сохраняют, обсуждают и в этой директории мы собрали истории местных художесвенных сообществ. Самые разные люди, помогавшие нам в регионах, подвижники, знатоки, энтузиасты из Владивостока, Перми, Ижевска и других городов страны были нашими поводырями, нашими Вергилиями, которые проводили нас по потрясающим мирам, о которых мы знали очень мало.  Именно  они открывали нам, что происходило в искусстве их родных мест. Я помню, как в Саратове Алексей Трубецков – врач по образованию, а кроме того художник и создатель галереи, водил меня по мастерским местных художников и по городу и рассказывал о каждом доме,  о каждом художнике с такой любовью, что мне сразу захотелось поделиться этим знанием. Мы даем этим людям слово и включаем их всех в нашу большую историю искусства, таким образом, связывая регионы через архив, через музефикацию в единый поток повествования о современном русском искусстве. Ну а кроме того, каждые две недели на протяжении Триеннале в рамках мини-конференций, акций и перфомансов, они будут рассказывать о городских или локальных арт-сценах, превращая Музей в открытую платформу.

Интервью и фото: Елена Рубинова

© 2017 artandyou.ru и авторы

2
Похожие материалы

Кейт Фаул, главный куратор Музея современного искусства «Гараж»: "Еще лет 10, и мы увидим в списке лучших и российских кураторов".

Лауреаты Инновация 2017

Дмитрий Аске: "У многих в головах до сих пор жив миф о том, что настоящий художник никак не взаимодействует с коммерческой стороной искусства"

Объявлены победители Премии Кандинского 2016

Пьер Броше: "Искусство начинает существовать тогда, когда художник находит своего покупателя"

Симон Мраз: "Русское искусство заслуживает быть среди лучших"

Марат Гельман закрывает Дом художника в Которе, Черногория

Скульптор Сергей Соболев. Метафизика формы.

Жизнь живых. ГЦСИ. 11 марта – 15 мая

Известны площадка, тема и куратор 7-й Московской международной биеннале современного искусства

Павильон России на Биеннале в Венеции: участники поделились планами будущей экспозиции.

Динамика взаимодействия академических институций и арт-менеджмента на арт-рынке.




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша