В.Журавлев к статье Д.Н. Кардовского «Рисование фигуры человека»

Изображение человека составляет основной и вместе с тем наитруднейший раздел искусства. Воспроизведение человеческой фигуры требует большой точности.

Работая на рисунком, начиная с абриса и во все следующие моменты вплоть до окончания, надо все время руководствоваться формой и тем, как она определяется светом в пространстве. Только рисуя формой и тоном, можно воспитать свое художественное чувство в целях создания реалистического рисунка и овладения им. Читать далее

«Рисование человека, - говорил П.Чистяков, - есть вершина мастерства художника». Как изучение высшей математики можно начать только после усвоения школьного курса алгебры и геометрии, так и рисованием человека можно заниматься с должной серьезностью и пользой только на завершающем этапе художественного образования. Рисование человека окажется явно непосильной задачей для всех, кто еще не овладел вполне изобразительной грамотой и не приобрел прочных технических навыков в рисовании с натуры. Преждевременный, без соответствующей подготовки, переход к изображению человека не только не приносит пользы, но и развивает поверхностное, несерьезное отношение к сложному процессу рисования живой натуры.

Когда в академическую мастерскую приходил ученик слабоподготовленный, но не в меру самоуверенный и развязный, Кардовский прежде всего стремился сбить с него спесь. «Разбивая рисунок новичка, Дмитрий Николаевич шаг за шагом показывал всю его несостоятельность, давая понять, что в изучении натуры участие глаза и «чувства» еще недостаточно – рассказывает художник Шилинговский. – Он говорил, что мысль, глаз и чувства должны быть настолько координированы, чтобы получалось единое, неразрывное целое и передавало знания к «концам наших пальцев». Очень строго за правильным происхождением этапов художественного образования следил П.П. Чистяков. Ученику, уже рисовавшему ранее и человека, и все что угодно, он говорил: «Нарисуйте вот карандашик, он не легче натурщика будет, а пользы от него много больше». Считая задание нелепым и вздорным, ученик принужден был приняться за работу и вскоре убеждался, что это упражнение, казавшееся ему до смешного простым и легким, серьезное и трудное. «Нет, - говорил ученику Чистяков, - карандашек-то   для вас трудненек, надо что-нибудь попроще поставить», и ставил … детский кубик. В.А. Серову, уже имевшему значительный опыт в рисовании, Чистяков предложил на первом уроке нарисовать скомканный листок бумаги, брошенный на пол. «Серову такая смешная, пустая задача показалась обидной, но он начал рисовать и, при всем своем таланте и старании, не смог с ней справиться. Пустая легкая задача оказалась ему не под силу, и он уразумел, что задача – не шутка, а урок самый строгий, который требует, кроме одного таланта, еще чего-то, и с «этим чем-то» необходимо считаться, овладеть им, подчинить своей воле.  И для Серова, богато одаренного художника, каждая задача стала уже не пустой или ничтожной, а в высшей степени интересной»

журнал "Художник" №10 1959г.

0
Похожие материалы

Надя Рушева - советский художник-вундеркинд

Рейксмюзеум призвал посетителей делать скетчи вместо сэлфи

ДИЗАЙН 007: 50 ЛЕТ СТИЛЮ ДЖЕЙМСА БОНДА

Участники Основного проекта 4-й Московской биеннале современного искусства

В. Журавлев о рисовании фигуры человека

Как работать над наброском?


Афиша / события