Новое поколение музеев современного искусства.

За последние полтысячелетия  вундеркамеры - камеры чудес,  кунсткамеры и прочие частные собрания королевских особ и аристократии превратились из частной забавы в культурные центры, которыми сегодня, кажется, обладает каждый более менее крупный город.

Известно, что XVI–XVIII веках королевские коллекции превратились в  национальные достояния, открытые для общественного осмотра. Монархи, на протяжении веков собиравшие предметы искусства, выставили их в таких музеях, как Галерея Уффици во Флоренции, основанная благодаря коллекции семейства Медичи;  парижский Лувр, в основу коллекции которого легли полотна, приобретенные королями Франциском I и Людовиком XIV; мадридский музей Прадо, инициированный королем Фердинандом VII. Роль музея в продвижении художника, становлении его авторитета стала определяющей – нахождение в музейной коллекции означало признание высокого статуса художника, его  значимого общественного положения. 

Постепенно, совместно с тем как искусство из досуга исключительно аристократии распространяется и на другие социальные классы, в первую очередь буржуазии, частные собрания открытые широкой публике начинают инициироваться и представителями третьего сословия – купцами, предпринимателями. Общие процессы демократизации искусства сказались и на развитии музеев. Аристократия предпочитала демонстрировать свои коллекции узкому кругу себе равных, буржуазия же открыла искусство для всех желающих.

Меценатство оказалось ключом, открывавшим двери в светское общество для разбогатевших мужиков. История меценатства в России. Читать далее. 

«Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие» - писал Третьяков в своем завещании в 1860 году. 

В ХХ веке в США утверждается  такой феномен как музеи современного искусства.  Европейская традиция, согласно которой  лучшие художественные работы известных мастеров помещались в национальные музеи, была невозможна для США, в которых музеев, как и многовековой истории коллекционирования не существовало. Для того чтобы привлечь  общественное внимание к современному американскому изобразительному искусству и вывести   в  дальнейшем американских художников с уровня национального на арт-рынок мировой, в США по инициативе частных лиц были созданы национально-значимые  художественные музеи. Особенность их создания заключалось в том, что  в их основу легли ведущие частные коллекции  искусства: Нью-Йоркский музей современного искусства, основанный семейством Рокфеллеров; Музей Уитни, инициированный Гертрудой Уитни; Музей Соломона Гуггенхайма, принадлежащий семейству Гугенхаймов (1937). Эти музеи основаны по частной инициативе и частными лицами. И если до этого музей оставался чрезвычайно строгой институцией, куда попадали работы, только прошедшие отбор временем, то с середины века ХХ музеи современного искусства, не потеряв свой авторитет наиболее объективной и значимой художественной институции, стали гораздо более демократичными с точки зрения принимаемых в их коллекции художников.

В начале XXI века музеи современного искусства превратились в настоящих гигантов индустрии – галерея Тейт в Лондоне, музей Гуггенхайма в Бильбао – это большие, дорогостоящие проекты, храмы современного искусства, ставшие местом настоящего паломничества людей со всего мира.

Музей Гуггенхайма в Бильбао


 

Однако после практически двух столетий безостановочного развития, тенденция создания мега-музеев, финансируемых частными лицами, стала увядать.

 Эра масштабных музейных проектов в области изобразительного искусства подходит к своему концу. 

Причиной этому являются и без того обширное предложение - большинство арт-столиц мира уже имеет такие музеи и в новых не нуждается, не стоит забывать и об огромных ценах на произведения искусства современных художников, которые музеям не по карману. Зачатки нового витка в развитии экспозиции произведений искусства, открытых обществу, кажется, зарождаются в относительно небольших частных коллекциях, чаще всего и названных по имени своего владельца. Целая серия новых галерей открываются по всему миру, демонстрирующих как неуемный  аппетит богатеев к современному искусству, так и интересы со стороны достаточно обычных частных лиц.

При этом относительно не большие по сравнению с музеями экспозиции не означают отсутствие громких имен. Более того, такие имена как Марк Ротко, Василий Кандинский, Пикассо, равно как и современные художники Жан Мишеля Баския, Дэмиан Хёрст, Ричард Принц, Джеф Кунс и другие, сегодня доступны лишь супер магнатам, многие из которых открывают свои коллекции для широкой публики.   До недавних пор эти коллекции были доступны лишь немногим, приближенным владельцам этих коллекций, которые не стремились раскрывать эти свои увлечения искусством.

Теперь же частная коллекция, носящая имя своего владельца  и открытая публике - новомодная тенденция среди коллекционеров.

Такие галереи начинают играть все большую роль в жизни своего города, в них проводятся образовательные программы,там  помогают молодым художникам, а главное, открывают публике интереснейшие индивидуально подобранные, весьма интригующие коллекции. Даже когда коллекция не принадлежит супер богатому человеку и не может привлечь туристов громкими именами, сама атмосфера располагает к ощущению большей близости к искусству. Индивидуальный подход коллекционера к подбору своего собрания, также может быть очень интересным аргументом в пользу таких галерей.

Одним из первых на  поприще создания собственного музея был Франсуа Пино, поручивший японскому архитектору Тадао Андо перестроить темные, протопромышленные интерьеры  старого здания Венецианской таможни. Теперь The Punta della Dogana – это темные, задумчивые пространства, которые источают характерную для Венеции атмосферу. На другом берегу Атлантики Майями, позиционирует себя как зимнее пристанище арт-рынка, за счет проходящей там, в начале зимы ярмарки Art Basel Miami Beach, популярность которой как раз таки во многом сформирована многочисленностью расположенных там частных галерей.

“Miami model”, когда частные лица формируют параллельную от профессиональной арт-институцию. Коллекционирование в Майями. Читать далее.

Коллекция семьи Рубель (The Rubell Family Collection), например, основанная на доходы от гостиничного бизнеса, расположенна в бывшем складе контрабанды и сыграла решающую роль в установлении арт-сцены в этом городе в 1980-е.  Гораздо ближе к сегодняшнему дню, коллекционер произведений искусства, Мартин Маргулис и филантроп и предприниматель Элла Фонтана-Сиснерос также открыли галереи в старых зданиях, равно как и кубинские эмигранты Роза и Карлос Де ла Круз открыли выдающуюся коллекцию, специализирующуюся на латино-американских художниках, расположенную прямо на границе этого арт-района и гетто.

Музей семьи Рубель в Майями


На западном побережье США Эли Броад – филантроп и миллиардер, сделавший многое для развития местного музея the Los Angeles County Museum of Art , в свою очередь теперь открывает свой собственный музей в Bunker Hill , в старом городе.  Спроектированное  нью-йоркскими архитекторами из дизайн-бюро Diller Scofidio + Renfro, это здание станет захватывающим решением для показа не менее изумительной коллекции.

К югу от американской границы, Карлос Слим, самый богатый человек в мире по версии журнала Forbes, он же обладатель самой большой в мире коллекции Огюста Родена строит уже свой второй музей в Мексике. Телекоммуникационный миллиардер привлек Фернардо Ромеро, своего зятя для дизайна странной формы, одетого в алюминий здания, в котором Слим собирается разместить свою коллекцию  скульптур Родена, а также работы импрессионистов, сюрреалистов из его коллекции. Вход для посетителей будет бесплатным.

На берегу Тихого океана Дэвид Уолш, австралийский магнат открывает свой музей старого и нового искусства также  в новаторском месте, на берегу реки неподалеку от Хобарта, Тасмания. В отличии от Слима, который пытается обустроить и привлечь внимание к новому району, Уолш на вопрос будет ли открытие музея позитивным для местного бизнеса, ответил, что ему плевать. Но он также весьма проницателен, признавая узурпацию музея, как храма, говоря  о том, что собирается открыть «храм секуляризма». Расположение музея под землей, в дезориентирующем бункере здания,  отлично соответствует  спорному и радикальному искусству, такому как, например, «Клоака» Дима Вельво – хитроумное изобретение, которое подобно человеческому организму перерабатывает органические вещества в экскременты.

Крупнейшей по инвестициям, равно как и наиболее ожидаемой галерей подобного рода станет проект Романа Абрамовича, согласно которому планируется потратить 400 миллионов долларов для застройки острова Новая Голландия в Санкт-Петербурге. Большой интерес спровоцирован не только богатством самого Абрамовича, но и предполагаемым участием в проекте его девушки Дарьи Жуковой, которая уже прославилась своим центром современной культуры Гараж в Москве. Напомним, что Гараж расположен на территории бывшего автобусного парка, спроектированный самим Мельниковым, выдающимся конструктивистом начала века, преобразованный Лондонискими архитекторами из Jamie Fobert.

Гораздо менее пафосной по инвестициям  и объемам, но не менее интересной для любителей искусства является частная коллекция Сергея Гридчина, которую коллекционер выставил в своем загородном доме неподалеку от «Рублевки», известной всем россиянам, как резиденция богатых людей. Гридчин Холл, именно так называется этот частный музей, не только представляет достойные выставки современных российских художников, но также издает каталоги, поддерживает начинающих художников, проводит встречи любителей искусства.

В Великобритании славящейся своими музеями, всплеска в открытии частных музеев было замечено меньше, но и здесь можно отметить некоторые выдающиеся попытки. На одном конце спектра находится Фрэнк Коэн и его big-box gallery в неперспективной для торговцев недвижимостью промышленной зоне неподалеку от Вулверхэмптон. Коэн – основатель сети магазинов «сделай сам», утверждает, что его совершенно не интересует архитектура, и его первая галерея Initial Action, представляющая собой сарай из железа, это лучшим образом демонстрирует, но его прекрасная коллекция является показателем того, что он предпочитает тратить деньги на объекты искусства.

В противовес Коэну, один из наиболее значимых коллекционеров на Британской сцене, Чарльз Саатчи переехал в фешенебельный район вблизи от ультра дорогого Sloane Square, там же находится его квартира. Хотя именно Саатчи, в свое время открывший галерею в переоборудованном молочном депо на севере, Лондона ввел моду на промышленный минимализм для экспозиции современного искусства, теперь, кажется, изменил собственной моде.

Таким образом, век музеев современного искусства в классическом понимании, как огромных маркетинговых проектов, кажется, подходит к концу. Во всяком случае, все большую роль на международной арт-сцене начинают играть частные музеи, инициированные частные коллекционерами. Публике же остается быть благодарной им за их многолетнее желание приобретать и выставлять предметы своей гордости напоказ.

Долганова Е.А. Храмы секуляризма // Музей. – 2012. №2. С.
52-54.

0
Похожие материалы

Кирилл Светляков: "Экспозиция Отдела новейших течений ГТГ стала ближе к зрителю".

Ольга Тобрелутс: "Русское искусство - это сырьевой рынок".

Марат Гельман закрывает Дом художника в Которе, Черногория

Директор Музея русского импрессионизма: "Нам захотелось сконцентрироваться на таком феномене, как импрессионистическая стилистика в русском искусстве".

Игорь Маркин: "Мы в музее Art4 начали продавать искусство, прямо с этикетками и с ценами"

Компания Porsche арендовала Сикстинскую капеллу.

Победителем конкурса на разработку концепции нового здания ГЦСИ стало ирландское бюро

Российские музеи как ресурс креативной экономики в XXI в.

Назначен новый директор Лувра

Основы коллекционирования. Урок второй: определяем значимость понравившейся работы.

Музей в сфере культурных услуг.

Коллекция Дэвида Пинкуса выставлена на торги Christie's

В Тбилиси открылся новый Музей современного искусства Зураба Церетели.

В Москве появится еще один центр современного искусства.

В Москве появится первый в мире музей в автобусе

Коллекционирование в Майями.

Кто и зачем "взвинчивает" цены на арт-рынке?

Как коллекционировать искусство профессионально?

«Марипоса»: русский заезд

Ufolism.

Творческие индустрии

Роль мегаполисов на международной арт-сцене.

История меценатства в России. Причины становления и особенности.




Комментарии

   
  •  13 декабря 2011 в 19:28
    То-то я, когда искала этот музей Рубелей в Майями, совершенно не понимая, что происходит плутала по черному району, слава богу на машине, приятного там мало. Даже днем страшно. А музей очень даже ничего, хотя музеем его называть все-таки как-то странно. Все никак не привыкну, что современное искусство может быть в музее. По мне так и не надо ему в музей.

Афиша / события