Интервью с кураторами выставки «Так что же делает нас такими особенными, такими привлекательными?».

Кураторы Татьяна Дроб и Анастасия Волкова

Молодые московские кураторы Анастасия Волкова и Татьяна Дроб, устав от нарочитой концептуальности и даже депрессивности многих арт-проектов, решили подарить московской публике в качестве летнего подарка немного легкости, самоиронии, красивых и ярких форм. Их озорной игривый подход, где самой серьезной темой является выбор туфель, а кураторство сравнивается с приготовлением вкусного и полезного ужина, выглядит на московской арт-сцене солнечным зайчком, готовым подарить радость и хорошее настроение всем любителям искусства.  Выставка "Так что же нас делает такими особенными, такими привлекательными?" пройдет на площадке Агентства Art.ru до 10 июля.
 
1. Что привело вас к идее создания проекта «Так что же нас делает такими особенными, такими привлекательными?»

 

А. – Мы с Таней последнее время часто после посещения очередного проекта ловили себя на одной мысли – нам так хотелось увидеть что-то, что бы приносило чувство радости жизни, а не вводило в депрессию… Неужели все вокруг настолько плохо, что если не показать кучку земли в центре выставочного пространства или просто уродливые по своей эстетике вещи, то есть риск попасть в категорию неактуального?!  Да, невозможно противоречить тому, что современное искусство должно показывать проблемы современности, что, как говорил на своей лекции Борис Гройс, именно современность является предметом размышления художника и куратора. Об этом же пишет и Петер Вайбель в «программных текстах», которые я сейчас читаю. Но если не одни мы, а наши друзья, знакомые, коллеги – которые молоды, полны энергии – умеют видеть красоту вокруг себя и смотрят на жизнь с позитивом, то почему бы об этом не рассказать, не показать этот взгляд, сделав такую выставку?

Мы есть, и мы любим жизнь в наше время и в нашем месте, со всеми ее проблемами и грустными моментами, но мы не рефлексируем на эту тему, мы имеем свой взгляд на вещи и двигаемся вперед. И у нас есть самоирония – мы можем показать проблему выбора новых туфель – а почему бы и нет?!

Художник Аполлинария Броше и куратор Анастасия Волкова

И это есть наша правда, и в этом смысле я не вижу противоречий в отношении приведенных определений актуального искусства. Надеюсь, что выставка получилась честной в этом смысле – ведь именно этого нам, как кураторам,  хотелось больше всего.

Т. – Все самое главное о современном искусстве я узнала в Лондоне, пока там училась.  Я побывала на большем количестве выставок современного искусства в Лондоне и Европе, чем в Москве, что вроде и понятно.  И до того момента, когда мы решились сделать свой кураторский проект, мне, как зрителю,  часто бывало немного скучно на московских вернисажах.  Хотелось сделать выставку, которую интересно было бы самой посетить. Вообще,  надо отметить, мы работали в весьма  субъективной манере.  Честно, хотелось, чтобы в первую очередь нравилось самим. Если мне самой не нравится, я не смогу сказать – приходи, посмотри.  Решили  сделать  красивую выставку, с качественным современным искусством.  А еще, чтобы все работы можно было представить висящими  у себя дома, потому что мне нравится идея жизни с искусством.

2. Выступая кураторами, вы в большей мере были лишь организаторами или сами активно участвовали в творческом процессе?

А.  – Мы задумали идею выставки, поделились ей с теми молодыми художниками,  чью творчество, на наш взгляд, отражает такой же подход к реальности и может дать ответы на наши вопросы. Многие авторы «зажглись» идеей и сделали работы специально к выставке. Удалась ли выставка, достигли ли мы все вместе общей цели – это покажет реакция зрителя.

Т.  Мы получили нереальный опыт: мы все сделали сами.  Разве что картины не вешали… хотя вешали.  Как я и говорила, мы придумали идею выставки, которая нам была бы интересна,  подумали, кто из художников поможет нам ее визуализировать.  На удивление ВСЕ, кому мы предложили участвовать согласились.  Нам это показалось хорошим знаком уже на старте.  Ребята приходили на встречи, мы знакомились, рассказывали, чего хотим, смотрели работы.  Например, у Полины Броше как раз была новая серия работ,  посвященная Рою Лихтенштейну, которая, ну прямо на 100%, подходила  нам. А что сделает Протей Темен, мы не знали до предпоследнего дня, но верили, что это будет что-то очень красивое.  Вообще, много работ было сделано специально для выставки, что приятно, плюс – интересно показывать совсем свежее.  Параллельно мы выполняли и «черновую», организаторскую работу.  Интересно было приступить к экспозиции и развеске. Мы же делали все в первый раз. Вот привезли к нам в галерею все картины, распаковали, полюбовались,  к одной стене приложили, к другой, все классно… А дальше у нас случился ступор на пару часов.  Даже потребовался дружеский, не замыленный глаз.

3. Вообще, по-вашему,  что может показать куратор, о чем не могут донести  произведения художника сами по себе?

А. – Я думаю, что роль куратора заключается, прежде всего, в том, чтобы показать произведение художника зрителю таким образом, чтобы оно зацепило, чтобы оно произвело эффект, затронуло чувства или заставило задуматься. Как это сделать – вот вопрос, который решает куратор. Получится ли достичь этого эффекта – это зависит от выбора контекста, в который помещается произведение, от того, насколько оно «звучит» в сочетании с другими в выставочном пространстве, наконец, играет ли все это вместе на общий результат, раскрывается ли проблема, ради которой вся эта история и была задумана.

Т. – Для меня,  хорошее произведение может донести все само по себе,  даже, если его в кладовке выставлять. Тут немного другой момент – в групповой выставке интересно выстроить какую-то картинку-историю. 

Или же, знаете, как готовить по рецепту ( который ты сам придумал). Взять выставочное пространство, добавить туда картины,  видео, скульптуры, все подсветить, и получается некое целое, а не отдельные ингредиенты. Для меня было так.

4. Как рассматривать ваш проект в контексте других российских арт-проектов?

А. – Рассматривать его стоит в ряду тех проектов, которые сегодня реализуются в сфере современного, молодого искусства. Ну а заниматься этим должны, наверное, наши арт-журналисты и критики.

Т. -  Хочется, чтобы его рассматривали как немного альтернативный.  Я за время учебы, да и вообще, столько раз слышала нелестные комментарии в сторону современного искусства, от чего я устала, и вообще, это обидно.

Концептуальное искусство приложило руку к тому, что ленивые зрители, привыкшие только к визуальному восприятию, начали просто говорить: "ой, это какая-то фигня, не понимаю,  некрасиво, что, там описание есть? нет, не хочу читать". 

А нам хотелось восстановить баланс. Чтобы выставка была и актуальная, и визуально привлекательная.

5. Вы говорите, что современное общество устало от чрезмерной концептуальности арт-проектов, значит ли это, что на вашей выставке важна лишь форма, не подразумевающая никакого скрытого подтекста?

А. – Такая тема действительно витает в воздухе, причем не только среди зрителей (и подготовленных), но и среди коллекционеров, которые хотят покупать что-то более приятное для глаза и более понятное, более подходящее для того, чтобы показывать это своим гостям дома и не чувствовать при этом неуверенности в себе.

Т. -  Скрытого подтекста, может быть, и нет. А мы и не хотим ничего скрывать.  Но хочется дать возможность видеть разные стороны искусства.  Хотелось доставить эстетическое удовольствие.  Просто –в цветах, красивых формах.

6. Говоря об усталости, пресыщенности  вы имеете в виду, что современное искусство требует некого обновления?

А. – Оно требует движения вперед, чтобы оставаться современным. Невозможно бесконечно производить одно и то же в искусстве, руководствуясь критериями, сформированными направлением, появившимся еще в далекие 60-е. Чтобы что-то появлялось,  нужно не стричь всех под одну гребенку, а помогать художникам свободно творить, развиваться, и показывать разные взгляды на ситуацию, разные методы и подходы. Для этого мало появления свежих кураторских решений и новых образовательных программ, нужно и улучшать условия – я уверена, что появление в Москве, к примеру, достойных студий под мастерские для художников было бы очень кстати.

Т. – Мне кажется, что именно ситуация с современным искусством в Москве требует обновления. Ок, лично я не могу уже видеть черное, серое и коричневое.  Хочу разнообразие и выбор!

8. Какие впечатления должны остаться у публики после посещения выставки?

А. – Самые разные, главное, чтобы они были – иначе, зря мы все это делали.

Т.  – Ох, ну я надеюсь, что было интересно. По крайней мере, на открытии я замечала, что все картины и объекты действительно рассматривали.  Ну и… приятно, легко.

9. В итоге, что же нас делает такими особенными, такими привлекательными?

А. – Я думаю это все то, что нам окружает – наши друзья, родители, коллеги; наши вещи, дома, книги, айфоны, новые туфли и прочее. Но только в сочетании с тем, что у нас в сердце – это бесконечный драйв и любовь!

Т. –  Что-то делает нас особенными, если мы это что-то делаем. Делаем так, как хотим, вкладывая свои чувства, эмоции, свое видение красоты, и хотим этим делиться.

0
Похожие материалы

Куратор и художник, кто главнее?

"Так что же делает нас такими особенными, такими привлекательными?" 8 июня - 10 июля

Интервью с Катей Бочавар в рамках Arthouse Squat Forum

Интервью с директором «Агентства. Art Ru»

О кризисе исусства

Искусство общества потребления


partial('page/popup.phtml', array('id' => 'inform')) ?>

Афиша / события