Искусство должно стать одним из главных проводников толерантности

Многочисленные военные и политические конфликты на протяжение ХХ века, мировая глобализация и унификация способствовали тому, что толерантность стала не просто отличительной чертой развитого общества, но залогом его мирного сосуществования. Толерантность может существовать на внешнем государственном уровне как нормативно-правовая база. В нашей стране противозаконным является любая экстремистская символика, в США противозаконным является дискриминация по расовому, половому признаку и так далее. В западных странах существуют социальные и этические нормы, регулируемые законом. Но толерантность также может существовать на более глубоком нравственно-культурном уровне.  Как известно, нравы – устоявшиеся формы поведения, одобряемые обществом, закрепленные и воспроизводящиеся в повседневных практиках в различных сферах жизнедеятельности. Формировать нравы возможно только лишь через социо-культурные практики.

Интернет, средства массовой коммуникации, открытые границы сильно  сблизили человечество. С другой стороны, человечество никогда не сможет воспринимать «инаковость» легко и безболезненно.  Страх перед «инаковостью» и как следствие ее отчуждение, маргинализация  заложены в самой природе человека. Карл Ясперс в своей работе «Истоки истории и ее цель» говорил о том, что хотя существует некий культурный универсум,  в рамках которого человечество преследует схожие цели и потребности, различные религии и культуры разъединяют нас. Видный американский психолог Маслоу определил общие для всех потребности человека – физиологические потребности, потребности в защите и самовыражении и так далее. Но, несмотря на схожесть потребностей, человеку свойственно разделять окружающих на «своих» и «других», что обозначил в своей системе архетипов Карл Юнг категориями «свой – чужой – другой».

Толерантность – слово, недавно вошедшее в российский обиход.  Несмотря на то, что употребляется оно сегодня в самых разных сферах жизнедеятельности, сам термин по-прежнему размытый, неопределенный. Сложность  понимания определяется его новизной и неоднозначностью трактовок. В советские годы термин не употреблялся вовсе.  Сегодня  у нас принято толковать его как терпимость. Но английское tolerance означает скорее готовность благосклонно признавать, принимать поведение, убеждения и взгляды других людей, которые отличаются от собственных. Терпимость носит негативное оценочное суждение,  в то время как благосклонность, принятие – позитивное.

В декларации ЮНЕСКО дается следующее определение толерантности: «... ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям».

До тех пор, пока мы будем воспринимать толерантность как терпимость, качественных изменений в российском сознании произойти не может. Для формирования новых смыслов и новой культурной картины мира должен применяться потенциал культуры. Можно выделить три генеральных подхода к культуре как языку толерантности: культура как основа толерантности; культура как способ внедрения в массовое сознание для формирования новых смыслов и форм; культура как способ реабилитации, инкультурации и социализации.

Чтобы модернизировать нравы необходимо обращаться не к обществу в целом, не к массам, а к каждому отдельно взятому индивиду. Только культура и искусство предоставляют эту возможность. Иосиф Бродский во время своей речи на вручении Нобелевской премии сказал: «Если  искусство чему-то  и  учит (и художника  в  первую голову),  то именно частности человеческого существования. Будучи  наиболее древней и наиболее  буквальной  формой частного предпринимательства,  оно вольно или невольно   поощряет  в   человеке  именно  его   ощущение  индивидуальности, уникальности,  отдельности превращая  его из  общественного животного  в личность».

Таким образом, культура и искусство сами по себе развивают в человеке творческое и образное мышление, чувственное восприятие мира, учат уважать иную точку зрения, образ мыслей, внешний вид и так далее.  В еще большей степени этому учит современное искусство, которое стимулирует к развитию человека креативного, способного к рефлексии. Разноообразие является характерной чертой современного общества, где конвергенция любого рода (сближение и взаимодополнение несвязанных явлений) представляется как всеобщее явление. Так и  современное искусство в контексте эстетики постмодернизма характеризуется множественностью подходов и направлений.

Но культура также потенциально является серьезной социальной силой, способной управлять массовыми настроениями и культурными процессами в задаваемом им ценностном направлении. Эта интенсивная форма деятельности по созданию новой картины мира, которая может быть использована для создания новых форм и смыслов для внесения позитивных изменений в общественное сознание. Только через духовное,  личностное переживание можно изменить поведение человека, достучаться до его души. Язык культуры и искусства как раз и являются тем мостиком, при помощи которого можно проникнуть в человеческое сознание. Цель - изменение общественного сознания на пути преодоления нетерпимого отношения к иному образу, облику, поведению и является приоритетной задачей современности. Все больше должно появляться арт-проектов, стимулирующих публику размышлять на тему социально острых проблем. Ведь и современное искусство чрезвычайно актуально, а значит, находится под влиянием социальных контекстов, в которых проблема нетолерантного отношения стоит все более остро.

Культура и искусство открывают колоссальные возможности для реабилитации, интеграции, социализации и инкультурации для людей в той или иной степени не вписывающихся  в общепринятые нормы.  Государство должно способствовать появлению интеграционных театров, художественных кружков и прочих культурных проектов в данном направлении. Такие примеры сегодня есть, но многие из них не получают никакой помощи от государства, оставаясь в рамках частных инициатив.

В заключение можно сказать, что проблемы культуры традиционно отходили на второй план перед проблемами экономическими, юридическими и социальными. Действительно, государство должно быть в первую очередь сильным и экономически стабильным, но нельзя забывать и про культуру.  Ее забвение, словно другая сторона маятника, может расшатывать основы сильного государства. Потенциал культуры может и должен быть использован во благо общества, во благо государства.

 Текст: Катерина Долганова

0
Похожие материалы

Паблик-арт проект "Неустойчивые равновесия" - взаимодействие образовательной среды и современного искусства.

12 ноября благотворительный вечер-аукцион «Добро – в делах» в Особняке на Волхонке.

Виктор Мизиано: "Проблема Человека и гуманизма стала центральной в мире и в современном искусстве"

Как искусство спасло Детройт от банкротства.

Музеи Москвы. Доступные для людей с инвалидностью.

Куьтура как язык толерантности (по материалам круглого стола).

Artandyou.ru представляет социально-значимый арт-проект Наташи Ван Будман Человейник (new look) 3 - 17 апреля 2012 года

Андрей Чеботару: "Я писал картины не про Майдан, а про людей, бесстрашно отдававших свои жизни во благо страны"




Комментарии

   
  •  28 апреля 2012 в 02:55
    "Действительно, государство должно быть в первую очередь сильным и экономически стабильным, но нельзя забывать и про культуру. Ее забвение, словно другая сторона маятника, может расшатывать основы сильного государства." Очень емкое и образное сравнение. Так и просится в цитатник...
  •  07 мая 2012 в 20:20
    Спасибо )) В общем-то это кажется логичным и совершенно очевидным. Но на практике, какая казалось бы культура когда помимо этого на повестке стоят многочисленные более злободневные вопросы.

Афиша / события