Музейный Голливуд

Если в искусстве вообще  возможен термин «блокбастер», то этим блокбастером определенно является выставка Дамьена Херста в Венеции под названием Treasures from the Wreck of the Unbelievable («Сокровища затонувшего «Невероятного»»), занявшая собой сразу два помещения: дворец Палаццо Грасси и пространство Пунта Делла Догана. Выставка уже на исходе своего существования – 3го декабря последний день, но чувствуется, что у нее еще долгая судьба повторных представлений.

Я склонна думать, что в учебниках по искусству, через 10 лет, в главе "Мокьюментари" будет небольшой текст о жанре, большая картинка бронзовой Венеры в кораллах и текст, вот именно про эту выставку. Как и всякий блокбастер, проект имеет соответствующие проблемы: деньги, вшитые в каждый объект пачками,  некая монотонность, но внимание к деталям, тонкость, дотошность, внезапно изошедшие из в целом малосимпатичной фигуры Херста, с лихвой все это искупают.

Суть проекта такова - это якобы музей объектов, найденных на затонувшем 2000 лет назад корабле, где некий древнегреческий свободный раб-меценат Аматан возил свою внушительную коллекцию артефактов. Выставка состоит из как будто бы извлеченных со дна морского скульптур, черепов единорога и других объектов, покрытых кораллами и всякими полипами, а также видео, где аквалангисты понимают все это добро со дна морского, копий (очищенных версий?) этих самых объектов в разных материалах, монет, мелких золотых объектов, и т.д.

С кураторской точки зрения, проект исполнен очень музейно: монетки на витринах с подписями, экспонаты в центре зала на фоне огромных фотографий их экскавации со дна морского. И на Tripadvisor’е среди комментаторов в большом количестве нашлись те, кто поверил в реалистичность трагического путешествия Аматана и не догадался, что это все сфабриковано от начала до конца и никакого корабля никогда не существовало.

Конечно, впечатляет масштаб. В патио Палаццо Грасси стоит бронзовая на вид фигура безголового циклопа высотой в четыре этажа, восемнадцать метров! Но, конечно, она пластиковая. На выставке пластиковое почти все, но догадаться от этом самой мне не удалось вообще. Действительно, все очень похоже на бронзу, мрамор и кораллы.


Как уже было сказано, несмотря на массивность и тяжеловесность, выставка впечатляет тонкими наблюдениями. Вот ты подходишь к узнаваемой голове Нефертити, которая без кораллов, которая как-бы копия (очищенная от кораллов версия?) и что же с ней не так - да у нее же лицо Рианны! Реалистичный лазерный принт передает желанные нашим веком пухлые губы, не имеющие к эстетике древнего Египта никакого отношения.

Огромная псевдо-бронзовая скульптура, красотка с искусственной грудью отбивается от морского чудовища, морское чудовище с головой акулы из "Челюстей", красоткин рот застыл в искусственном, совершенно театральном крике. Или миллион маленьких деталей, делающих из индийской статуи Кали, сокрушающей монстра, поставленную в бронзе голливудскую сцену. 

На выставке понимаешь, например, до какой степени ирреальны, стилизованы римские скульптуры. Когда есть скульптура-лазерный принт-скан фигуры стоящей в римской позе, с пупырчатыми сосками, толстой кожей на пятках, реалистичной вагиной - грех не задуматься о том, насколько римские статуи вообще не похожи на людей и на сколько неверен популярный нарратив, что до ХХ века все только и делали, что стремились повторить реальность (а не стилизовать ее под текущую версию своих эстетических воззрений).

Мне показались совершенно удивительными псевдо-National Geograрhic видео, где аквалангисты поднимают со дна экспонаты: череп единорога и голову медузы Горгоны (естественно, с голливудским лицом и торчащим из шеи пищеводом). За кадром нудный голос с сильным акцентом рассказывает об экскавации и как же интересно, наконец, найти корабль. Все это выглядит очень убедительно, и сами сьемки весьма эстетичны.

 

А вот миккимаусы и трансформеры в кораллах мне показались несколько излишними. Это конечно, смешно выглядит – пластиковый-под-бронзу миккимаус среди таки же венер, каждому веку – свое наследие, но это немного расшатывает генеральную линию выставки, добавляется слишком много контекстов.

У нас случился горячий спор с моими однокурсницами по Royal College of Arts об обилии откровенного визуального сексизма на выставке. И да, его там много. Но я считаю, что борьба с сексизмом методом запрета -  "немедленно перестаньте объективировать женщин, а то останетесь без сладкого" - не работает.  Херст здесь немного подтачивает объективацию голливудского типа ее же оружием, то есть используя образы всех этих грудастых богинь так, что будь я режиссером голливудских фильмов, после выставки бы 15 раз подумала о смысле жизни и послании, который я несу в мир. Утопический персонаж , затонувший вместе с кораблем 200 лет назад, создан сегодня, из пластика, из современного визуального контента, из фильмов и мемов - из тех реалий, которыми мы располагаем.


Херст создает очень тонкую сатиру через приемы того, над чем эта самая сатира осуществляется, делая бутафорский блокбастер о бутофорских блокбастерах. Конечно, одновременно в выставку встраивается ироническое рассуждение о музее, музейных ценностях и заученном восхищении этим ценностями.

 

 Я считаю, что это выставка – в первую очередь, о восприятии прошлого, невозможности истории как чего-то такого, что не перекраивается настоящим, сотню раз за каждый век. Думая, например, о гладиаторских боях в Древнем Риме, какая картинка первой приходит в голову? Конечно, это Рассел Кроу с его накачанной в зале бицухой и пластмассовым Колизеем на фоне.

Прошлое создано настоящим. И это, на мой взгляд, очень важная мысль, да еще и переданная с максимальным блеском, которая искупает все проблемы этой очень дорогой выставки? с очень дорогим входом и очень впечатляющими амбициями создателя.

  

Выставка проходила практически одновременно с Венецианской Биеннале, но, при этом, не являлась ее частью. Но, конечно, все приехавшие на Биеннале видели и выставку Херста, и, если честно, на фоне многообразной какофонии самых разных голосов и звуков Биеннале, вот это цельное, звучное и масштабное высказывание вызывает куда больший отклик.


Текст: Катя Гранова
Фото: Bas Boerman


1
Похожие материалы

Пишем Artist's statement. Фрагмент книги-учебника Гильды Уильямс "Как писать о современном искусстве"

Маша Полуэктова: "Социальные проблемы никому не нужны, поэтому хочется найти из них выход".

Принцип кураторства. Роль выбора в эпоху переизбытка.Фрагмент книги Майкла Баскара.

Ай Вэйвэй снимет фильм про беженцев

Энди Уорхол: капиталист или социалист?

Superpope: пропаганда пропаганды или новая форма искусства?

Актриса Тильда Суинтон стала экспонатом МОМА.

Ханс-Ульрих Обрист включил Джулиана Ассанджа в художественный контекст.

Коллекционирование в Майями.

Чехов: "Я пугаю своих детей художником Васнецовым."




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события