"К профессионалу вдохновение приходит вовремя". Интервью с Джабахом и Заком Кахадо

Джабах Кахадо американский художник и фотограф. Родился в Нью-Джерси США. Окончил нью-йоркский колледж искусств, бизнеса и технологий в индустрии моды по курсу фотографии ((FIT) Fashion Institute of Technology,NYC). В 22 года Кахадо начал работать с крупнейшими глянцевыми изданиями и рекламными агентствами Vogue, Elle, Harper’s Bazaar, Playboy, Rolling Stone, Men’s Health, Men’s Fitness и т.д..

В 2000-х переехал в Москву, где также снимал для ведущих российских глянцевых журналов. Устав от глянца и знаменитостей, Джабах и его брат Зак вернулись к тому, что им ближе: городской культуре, музыке, клубной жизни, андеграунду. Персональные выставки Джабаха Кахадо прошли в Московском Музее Современного Искусства и некоторых московских галереях.

Джабах Кахадо (ДК)  и его брат-продюсер Зак Кахадо (ЗК).

А: Джабах, когда ты решил, что твоя карьера будет связана с искусством?

ДК: Еще с раннего детства фотография, как область искусства вызывала во мне интерес. В тот момент я не думал о том, чтобы стать модным фотографом и зарабатывать таким образом деньги. Ближе к 17 я понял, что хочу связать с этим свою дальнейшую жизнь. Уже находясь в Москве, мы с Заком поняли, что хотим двигаться дальше, совместить фотографию и современное искусство и последние лет 5 занимаемся именно этим.

А: Что является первоочередным - образование или талант?

ДК: В моем случае, конечно, талант (смеется). Но без образования талант может так и остаться чем-то эфемерным.

Именно образование переводит талант на новый уровень, дает инструменты, которые позволяют выражать творческую индивидуальность.


ЗК: Я считаю, что талант — это определяющая сила, но художественное образование необходимо, чтобы правильно понимать исторический контекст искусства, анализировать этапы его развития, и в последствии прогнозировать будущие тренды. Но ни одно образование не научит вас быть креативным!

ДК: Я благодарен своим преподавателям* за то, что они научили меня отстаивать свои идеи, то, во то я верю. Например, ты делаешь проект и на него обрушивается шквал критики именитых учителей, а дальше все зависит от тебя: либо продолжишь верить в себя, свои силы и будешь доказывать свою правоту, либо сломаешься. Многие уходят после первого курса и перестают заниматься искусством в принципе.

А: Как понять, талантлив человек или нет?

ДК: У нас есть специальный прибор, приходите — мы произведем замеры (смеется). Действительно, вокруг очень много молодых художников, которые считают, что у них есть Божья искра. Вопрос, что они делают дальше? Ходят и гордятся? - Сомневаюсь, что их хватит больше, чем на пару лет. Если учатся, делают правильно — без навыков идеи так и остаются идеями в голове.

ЗК: Возьмите художников на Старом Арбате или Таймс Сквер —

большинство неплохо рисует, но у них нет уникальной идеи, которая продает их работы. А есть художники, которые берут кусок г**а и заставляют вас поверить, что это искусство. Если вы верите — они талантливы.


ДК: То есть ты хочешь сказать, что важна только идея и ее раскрутка? По мне, без профессионализма, практических навыков и понимания бизнес-процесса художник не может состояться. Если есть заказ, мало сделать его хорошо, нужно сделать вовремя. Умение находить баланс между креативной составляющей и бизнес-процессом — это ключ к успеху на сегодняшнем рынке. Рынок требователен и перенасыщен, заказчики не хотят ждать или слышать оправдания. Если они выбрали тебя, надо сделать все, чтобы оправдать их доверие.

А: Как складывалась твоя карьера?

ДК: К счастью, у меня с самого начала все складывалось логично и удачно. Я выбрал правильную школу, меня научили технике, благодаря которой я смог впоследствии воплощать свои идеи. Дальше я работал помощником у нескольких востребованных фотографов, причем, отвечал именно за бизнес-процесс творчества.

А: Что ты имеете в виду?

ДК: Бизнес-процесс в творчестве — это то, о чем ты не задумываешься, глядя на картину. Общение с клиентами, правильная подача работ фотографа, счета, лицензии, логистика, подписание соглашений с моделями и актерами — те вещи, о которых ты не знаешь. Я работал с теми фотографами, которые уже «были в системе», поэтому у меня изначально сложилось правильное понимание того, как строится бизнес-процесс фотографа или художника. Когда в 2005 мы с братом открывали нашу первую студию на Арме, у нас уже было понимание того, как это должно работать. Мы ни от кого не зависели и делали, что хотели. Приглашали тех, кто был нам интересен — полная творческая свобода, которая заинтересовала, зажгла людей. При этом у нас уже появлялись крупные коммерческие заказчики, мы стали много работать с рекламными агентствами и большими клиентами, например, с Adidas, Мегафон, MasterCard, CocaCola.

ЗК: Важно понимать, что заказчик выбирает художника за талант, но при этом ждет от него понимания бизнесс-процесса и соблюдения таймингов.Это и отличает профессионала: к нему вдохновение приходит вовремя (смеется)

ДК: Я стараюсь соблюдать баланс: уделять своей личной творческой работе достаточное количество времени. Коммерческая работа призвана удовлетворять требованиям заказчика, мое независимое творчество эгоистично. Я самовыражаюсь и тут я сам свой заказчик.

А: Как ты оказались в Москве?

ДК: Моя карьера началась в Нью-Йорке и была связано в основном с фэшн-съемками для глянцевых журналов. Однажды я получил заказ из Москвы, приехал работать сюда, в итоге провел здесь почти 1,5 года, и когда вернулся в Штаты, понял, что меня тянет обратно в Москву. На тот момент публика была готова к экспериментам и ждала нового творчества, которое я хотел и мог им предложить. Когда ты молод нужно быть в открытом обществе, свободном от штампов и клише.

В Москве есть свой особый шарм! Я в восторге от Патриарших прудов, маленькие кафешки, прогуливающиеся парочки — абсолютно европейских дух. И знаете, мне даже московские пробки нравятся! В них есть чистые эмоции: каждый в своей машине возмущается, кто-то скучает, кто-то сигналит, кто-то слушает музыку, ты смотришь вокруг и понимаешь, что жизнь кипит, а ты в эпицентре этой самой жизни.

А: Как получилось, что тебя стали называть родоначальником хипстеров?

ДК: Когда мы открыли первую галерею на Арме, к нам стали тянуться молодые талантливые люди, фотографы, диджеи. Мы никогда не стремились попасть в «московскую тусовку», поэтому вокруг нас создалась своя тусовка. Легкая и творческая — полная противоположность типичной московской, где правят бал rich&famous. С нами были молодые и талантливые, и мы умели веселиться. Играла европейская музыка, царила творческая атмосфера и все получали удовольствие, а потом наши тусовки стали трендом. Сначала нас было человек 20, а потом стягивались все 200! Нас стали приглашать в клубы: Кризис жанра, Пропаганда. Какое-то время мы делали это в свое удовольствие, но на регулярной основе это стало напоминать работу, отнимало много сил и времени, поэтому мы свели эту практику на нет. Тем не менее, ребята, которые тогда тусовались с нами, выросли в людей со стилем.

Понятие «хипстер» испортила Афиша, сделав это массовым явлением, они вырастили целое поколение под копирку.


Кстати, мы никогда не пускали их журналистов на наши тусовки, они страшно злились, писали про нас гадости, но мы оставались непоколебимыми.

А: Предпочтения русских поклонников твоего творчества отличаются от остальных?

ДК: В каждой стране есть свои приоритеты и предпочтения. То, что успешно продастся в Нью-Йорке будет неинтересно в Париже, и наоборот. Но в своих работах я не ориентируюсь на это, мной руководит только мой вкус. За последние годы предпочтения российских коллекционеров изменились, подверглись духу глобализации.

ЗК: Это утверждение справедливо не только по отношению к России. Сегодня весь мир ест суши и гамбургеры!

А: Над чем ты работаете сейчас?

ДК: Сейчас мы работаем над одним очень интересным, перспективным проектом, выступаем в качестве продюсеров галереи, которая не похожа на остальные московские галереи. Никто не хочет брать к себе молодых художников, им невозможно пробиться на рынок. В нашей галерее все будет по-другому! У нас будут начинающие таланты, в которых мы верим и хотим дать им шанс выйти на новый уровень, стать профессиональными творцами искусства.

 

Интервью: Алина Видельгауз

Фото: Лиза Жицкая

1
Похожие материалы

Симон Мраз: "Русское искусство заслуживает быть среди лучших, а я буду стараться привнести свой вклад, потому как все мы знаем, что это уже происходит"

Маргарита Баранова: "Вскоре после учебы пришло осознание, что работы оторванные от контекста, не подходят"

Андрей Бартенев: "Я жду от самого себя новостей".

Стас Намин и Михаил Шемякин о новом спектакле "Нью-Йорк. 80-е. Мы"

В чем разница между куратором и пиар менеджером?

Елена Шипицина: "Когда искусство не досуговое занятие, а выражение мировоззрения".

Иосиф Бакштейн о том, как делалась 6 Московская биеннале.

Максим Исаченко: "Западный арт-рынок – более прост, в него можно попасть даже будучи домработницей или дальнобойщиком".

Слава Филиппов и Марио Нубауэр "Eraser" 5 февраля - 8 марта

Алексей Шульгин: "Все новое идет в искусстве из технологии".

Урбанизм: город в моём сознании. Музей Москвы. 15 мая - 15 июня

Тима Радя: для меня слово "УЛИЧНОЕ" важнее, чем "ИСКУССТВО".

Убил ли Facebook фотографию?

Арт фаст-фуд. Очерки морфологии современного искусства.

Андрей Чеботару: "Я писал картины не про Майдан, а про людей, бесстрашно отдававших свои жизни во благо страны"

Марио Сорренти

Арсен Ревазов. Техники инфраред и платинотипия.

Что такое международный английский язык искусства?

Серебряный призрак VS Золотая Кейт Мосс. Очерки морфологии современного искусства.

Джавара АльСайд рассказывает об арт-рынке и художниках Саудовской Аравии




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события