Искусство общества потребления

История эволюции статуса предметов и их изображения в искусстве и литературе была бы сама по себе показательна. Сыграв во всем традиционном искусстве роль символических и декоративных фигурантов, в ХХ веке предметы перестали рассматриваться в соответствии с моральными, психологическими ценностями, они перестали жить в тени человека и начали приобретать чрезвычайную важность как автономные элементы анализа пространства (кубизм и т.д.). Вследствие этого они взорвались, превратившись в абстракции. Отпраздновав свое пародийное возвращение в дадаизме и сюрреализме, деструктурированные и уничтоженные в абстракционизме, они, по-видимому, вновь примирены со своим образом в новом изобразительном искусстве и в поп-арте.

Кубисты еще ищут «сущность» пространства, стремятся раскрыть «тайную геометрию» и т.д. дадаисты и Дюшан или сюрреалисты лишают объекты их функции (буржуазной), выстраивают их в разрушительной банальности, в призыве к утраченной сущности и подлинной системе, которую абсурдно воскрешают в памяти. Считается, что в восприятии голого и конкретного предмета присутствует еще сознание или поэтическое восприятие. Короче, поэтичное или критичное, всякое искусство, «без которого вещи не были бы тем, чем они являются», питается (до поп-арта) трансцендентным.

 

Одним словом, является ли поп-арт формой современного искусства, выражающей логику знаков и потребления или же он является только результатом моды и, значит, сам выступает как чистый объект потребления? Оба смысла не противоречат друг другу.


Сформулируем вопрос в других терминах: исключает ли логика потребления высокий традиционный  статус художественного изображения? Строго говоря, образ больше не представляет собой сущность или значение объекта.

Успешно ли стремление поп-арта «осуществить» систематическую секуляризацию объектов, «изобразить» новое знаковое пространство, находящиеся целиком во власти внешности, так что не остается ничего от «внутреннего света», который составлял престиж всей предшествующей живописи? Является ли он искусством несвященного, то есть искусством чистой манипуляции? Является ли он сам несвященным искусством, то есть производителем объектов, а не творцом?

Некоторые (и сами деятели поп-арта) скажут: все гораздо проще; они действуют так, потому что этого хотят, в глубине души они развлекаются, они смотрят вокруг, рисуют то, что видят, это – стихийный реализм и т.д. Это ложь: поп-арт означает конец перспективе, конец воспоминанию, свидетельству, конец творческому жесту и, что немаловажно, конец ниспровержению  мира и проклятию искусства.

 

Если общество потребления увязло в своей собственной мифологии, если оно не имеет критической перспективы  в отношении себя самого и если в этом поистине его определение, оно может иметь современное искусство только компромиссное, соучаствующее самим своим существованием и своей практикой в этой смутной очевидности.

Жан Бодрийяр.

0
Похожие материалы

Кирилл Светляков: "Экспозиция Отдела новейших течений ГТГ стала ближе к зрителю".

Пьер Броше: "Искусство начинает существовать тогда, когда художник находит своего покупателя"

"Бесценное" искусство и "ценные" подделки.

Почему искусство разделяет публику на тех, кто понимает и, кто не понимает?

Еда - это политический акт. Кураторские проекты, посвященные еде.

Как искусство спасло Детройт от банкротства.

На родине Уорхолла к 85-летию художника украсили мост, носящий его имя.

Искусство способно помочь создать сильный бренд

Россия после выборов или как это важно в наше время быть художником.

Ханс-Ульрих Обрист включил Джулиана Ассанджа в художественный контекст.

«Спираль молчания». Очерки морфологии современного искусства.

Интервью с кураторами выставки «Так что же делает нас такими особенными, такими привлекательными?».

Участники Основного проекта 4-й Московской биеннале современного искусства

О кризисе исусства

Что такое международный английский язык искусства?

фильм - открытие выставки - РОНДИЗМ - Muzeum Rondizm TV




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события