Там, за облаками: художники Основного проекта о Биеннале и не только.

18 сентября в Новой Третьяковке состоялись пресс-конференция и открытие Основного проекта 7-й Московской биеннале современного искусства "Заоблачные леса". Как куратор Юко Хасегава обозначила основную концепцию – выставка показывает нам новое креативное племя –художников, которые перестают жить в "лесах" и вслед за развитием технологий перемещаются в "облака". Эти художники – живое доказательство того факта, что жизни в новых условиях требуется креативность. 

Всего в Основном проекте принимают участие 51 художник из 24 стран. С некоторыми из участников, а так же с ассистентом Юко Хасегавы Сейхо Куросавой пообщалась наш обозреватель Елена Рубинова.


Сейхо Куросава. Япония. (Ассистент куратора)

 Сейхо, насколько японская образность и присущее Японии отношение к окружающей среде повлияли на концепцию проекта?

Сейхо Куросава: Я думаю, что на концепцию проекта оказало влияние не только и не столько свойственное Востоку бережное отношение к природе, а скорее анимизм как философское направление. У нас в Японии есть и буддизм, и синтоизм, и дзэн и все это умещается в традиции и идеях анимизма – это направление мысли многое синтезирует. Еще Леви-Стросс заметил, что японская культура очень синтетична и соединяет традиции и новые технологии. Для нас гибридная мысль очень характерна, и в этом смысле образность, которую Юко задействовала в своем проекте – заоблачные леса –  это , безусловно, в нашей традиции.

Вы в силу возраста представляете другое, нежели Юко поколение. Как вам работалось вместе?   

Сейхо Куросава: Для меня, как представителя того самого цифрового поколения такого разграничения между поколениями нет, и наш проект  – это не столько поиск мостика между двумя поколениями, а скорее стремление к сосуществованию в одном пространстве, взаимообмену, круговороту. Когда ты этот круговорот видишь, то это тогда и создается этот мостик, эта соединенность, взаимопроникновение поколений.


Илья Федотов-Федоров. Россия. (Участник Основного проекта).

На 7-ой Московской Биеннале с ее тематическим фокусом на поисках соотношения природного и технологического, границ между естественным и искусственным Ильи Федотова-Федорова просто не могло не оказаться среди участников.  Его работы в духе био-арта  уже несколько лет  присутствуют  на самых разных групповых выставках, в галерейном и ярмарочном пространстве. Прежде, чем закончить Школу современного искусства “Cвободные мастерские" и окончательно уйти в искусство, Илья учился на зооинженера, и потому работа с биологическими формами, материалами, почти научная систематизация и процесс исследования для него почти естественно и привычно. И все же, признается художник, совпадение своих поисков с кураторской идеей всегда радостно и неожиданно. 

Работы серии  "Методы полевых испытаний" похожи одновременно и на абстрактный пейзаж, и на живые ткани, они неизбежно заставляют задуматься о границе между естественным и искусственным, человеком и природой. Серия "Невидимые схемы передачи" также напоминает живую сеть - возможно, грибницу, возможно, деревья - но в нее включены и загадочные примитивные символы, которые можно интерпретировать множеством способов. 

Илья, что для вас стало самым привлекательным в кураторской концепции нынешней Биеннале? Вы наверное чувствуете себя как “свой среди своих"? 

Илья Федотов-Федоров: Для меня прежде всего было удивительно обнаружить, что кто-то мыслит в схожем с тобой направлении. В художественных работах я это встречал не единожды, а вот на уровне кураторского проекта – это редкость, а тем более удивительно, что куратор из Японии. У нас произошло такое полное совпадение с Юко Хасегавой, которая рассказала мне о моих работах ровно то, что я сам думал, и в какой-то момент я даже сказал ей, что она буквально прочитала мои мысли. Меня это даже испугало. 

Насколько вам кажется актуальной идея того, что цифровое и “доцифровое" поколения нуждаются в общем языке? И относите ли вы себя сугубо к цифровому поколению? 

Илья Федотов-Федоров: С моей точки зрения выставка во многом о пограничности или трансграничности, потому что мы все постепенно становимся обитателями нескольких измерений. На самом деле ,с одной стороны, по возрасту я, безусловно, принадлежу к цифровому  поколению, но у меня произошла обратная реакция – у меня идет не то, чтобы конфликт, а скорее изучение этого цифрового мира. В силу первой профессии, связанной с биологией, мне привычно изучать окружающую среду, и цифровой мир для меня –  просто еще одна среда. Какое-то время назад Интернет мне был интересен как инструмент, и соцсети я изучал как такой муравейник.


Матьё Мерлэ-Бриан. Франция. (Участник Основного проекта).

Матьё Мерлэ-Бриан

Создавая эти работы, художник обрабатывал запросы из Google. Для триптиха-оммажа Родченко художник вводил в поисковую систему названия базовых цветов (которые так любил использовать Родченко) и придал материальность диапазону разброса цветов в интернете. В этой работе есть отсылка к истории и авангарду, однако художник использует новые материалы и данные информационной эры, создавая при этом вполне классические рисунки.

Когда Основной проект 7-й Биеннале развернулся в пространстве Третьяковской галереи на Крымском, тема диалога с русским авангардом заиграла с новой силой – работы Юкен Теруя и Хуссейна Чалаяна зритель видит прямо в залах, рядом с картинами Кандинского. Триптих молодого французского художника Матьё Мерлэ-Бриана  "Google Red, Google Yellow, Google Blue. Hommage à Alexandre Rodtchenko", размещенная в холле, стала символическим “ключом” к перекличке поколений - “лесного”  и “облачного”, как они метафорически названы Юко Хасегавой. Сам 27–летний художник и дизайнер из Парижа (закончил Ecole Nationale superieure des Arts Decoratifs) давно увлекается творчеством Родченко и, несмотря на свою очевидную принадлежность к цифровому поколению, считает, что общий язык с представителями старшего поколения – теми, кто не родился с технологиями – непременное условие творчества.

Матьё Мерлэ-Бриан

В работе, посвящённой Google, художник не просто визуализирует загадочный феномен как алхимик из фотографий в интернете, но также превращает плоское изображение в трехмерное - и здесь цифровая информация, которая воплощает такую же абстракцию, вновь обретает физическую форму.

Насколько близкой и понятной для вас оказалась кураторская концепция Московской Биеннале?

Матьё Мерлэ-Бриан: Мне кажется, что  концепция Биеннале очень универсальна. Соотношение между цифровым миром и органическим меня тоже очень интересует и давно привлекает, хотя я знаком с Юкой относительно недавно – она приехала ко мне в студию примерно полгода назад после того, как она побывала на двух моих выставках в Париже, где в том числе она видела и триптих Hommage à Alexandre Rodtchenko, который я создал два года назад и другие работы. Уже несколько лет я занимаюсь тем, что как художник изучаю как материал, генерированный компьютерами и Интернетом, может быть использован и преобразован в искусство.

А работа "Темная материя Гугла", представленная здесь в Москве, была специально создана для Биеннале?

Матьё Мерлэ-Бриан: Работа "Google Iceberg” уже существовала –  первоначально делал ее для Музея Искусства и Техники в Париже, но только в несколько в другом формате, а для московского проекта я ее увеличил. Я бы с удовольствием сделал что-то для московской экспозиции, но было мало времени.

Учитывая, что вы так много работаете с цифровыми и Интернет данными, с каким материалом вы предпочитаете иметь дело как художник? И как вы себя бы назвали – скульптор, digital artist, дизайнер? Может быть еще не придумали такое слово?

Матьё Мерлэ-Бриан: Материал художественный может быть любым – алюминий, картон, бумага , как и жанр – инсталляция, скульптура , видео. Все что я делаю привязано к цифровому материалу, а потом я уже решаю, как его трансформировать. Мне 27 и я, безусловно, отношу себя к цифровому поколению, и нам конечно необходимо находить общий язык с представителями старшего поколения,  с теми, кто не родился с технологиями. Но мне кажется, что им тоже интересно открывать для себя, как мы видим мир.

 

Бахар Бехбахани, Иран/США. (Участник Основного проекта).

 Училась живописи в Иране.  Впервые приехала в США в 2002 году в рамках дипломатического выставочного проекта, а вскоре эмигрировала. С тех пор живет и работает в Нью-Йорке. Активно выставляется в разных странах. В рамках Московской Биеннале представлена ее работа “Садовый путч", в который  вошла серия живописных полотен с удивительной цветовой гаммой и композицией, напоминающей персидский ковер, в сочетании с сайт-специфичной инсталляцией, в которой художница использовала московскую почву.  Бахар говорит, что в серии работ “Персидский сад”, над которой она работает уже несколько лет, изучая историю, форму и значение знаменитых персидских садов, эти полотна становятся метафорой истории, а не только эстетикой. В садах, разбитых прямо в зале Третьяковки, лежат не опавшие листья, а листы с отчетами ЦРУ. Так художник отсылает зрителя к темам истории, памяти, потери, истоков и природы. Что не удивительно, ведь между Тегераном и городом, который она сегодня называет своим домом, 6 тысяч километров, и потому “облачное измерение” в ее творчестве сомкнулось и с личной темой  эмиграции, культурных кодов и преодоления политических и ментальных барьеров.

Бахар Бехбахани

Проект посвящен истории и цензуре. На секретных документах некоторые слова заклеены черной лентой - точно так же эти черные фрагменты есть и на картинах традиционных иранских ландшафтов. В работе отражена и политика - конфликт между Ираном и США - и эстетический подход к тому, как можно визуализировать данные

Насколько мне известно, ваша серия работ “Персидский сад” существовала, но в другом формате и с другим названием, а для московского проекта обрела новый облик и новое название – “Садовый путч”.  Как проходило ваше сотрудничество с Юко и командой Московской Биеннале? 

Бахар Бехбахани: Юко Хасегава и я довольно давно наблюдаем друг за другом – она видела мои работы сначала на Биеннале в Шардже, затем Биеннале в Шанхае.  Моя серия работ “Персидский сад" уже участвовала в различных вариантах во многих выставках, но когда Юко стала работать над Московской Биеннале, она приехала ко мне в студию в Бруклине, чтобы обсудить, как моя работа может войти в ее новый проект. Ей очень импонировал мой исследовательский стиль работы, ну и кроме того много информации я черпала “в облаке", прежде чем это передавалось через живопись или инсталляции, и это тоже оказалось созвучно идеям Московской Биеннале.   

Вы активный участник многих международных биеннале, работаете с ведущими международными кураторами. Что вас больше всего привлекает в кураторском подходе Юко Хасегавы? Насколько цельной получилась экспозиция Основного проекта Биеннале?  

Бахар Бехбахани: В кураторском подходе Юко меня больше всего привлекает ее поэтичное лирическое отношение ко всему,  даже к технологиям. И это сказалось на ее отборе работ, в какой бы технике они ни были – видео, интерактивные инсталляции или какие-то другие цифровые технологии. Работы, представленные на выставке, ведут диалог с кем-то еще из художников в рамках Основного проекта. Все они часть большей картины, в которой собран определенный вокабуляр. В моем случае такой диалог идет внутри  живопись – в сочетании с сайт специфичной инсталляцией.

Бахар Бехбахани

Сложно ли было монтировать такую непростую экспозицию? 

Бахар Бехбахани: Я специально переосмыслила свой проект под Московскую Биеннале и земля, использованная здесь московская. Мы занимались монтажом почти неделю, и это заняло бы еще дольше, если бы не прекрасная команда Биеннале.  

 Впервые в истории Московской биеннале она продлится четыре месяца с 19 сентября 2017 по 18 января 2018 года. Россию в основном проекте представляют  Александр Виноградов & Владимир Дубосарский, Алина Гуткина, Творческое объединение "Куда бегут собаки", Алексей Мартинс, Даши Намдаков, Анастасия Потемкина, Михаил Толмачев, Илья Федотов-Федоров, Валя Фетисов.  

Материал подготовила Елена Рубинова

фото: пресс-служба 7-й Московской биеннале современного искусства и ArtandYou.ru

© 2017 artandyou.ru и авторы

2
Похожие материалы

Lexus HybridLexus Hybrid Art 2017 делает фокус на российских художниках.

Принцип кураторства. Роль выбора в эпоху переизбытка.Фрагмент книги Майкла Баскара.

Цай Гоцян в Пушкинском музее 13.09 - 12.11

7-я Московская международная биеннале современного искусства

Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» 29 сентября - 4 февраля




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

События