Елена Ковылина: "Искусство – это холодное оружие современного мира"

В мировом арт-сообществе назревает кризис визуального искусства, все более ощущается раскол между искусством и социальной реальностью, активно развиваются механизмы противостояния репрезентации через активизацию левых взглядов и востребованность активизма, как формы художественного высказывания. В нашей стране, эта тенденция усугубляется неоднозначными отношениями современного искусства и новой культурной политики. В этих условиях деятельность многих художников сводится к вопросу, в силах ли они реально изменить действительность и нужно ли их искусство кому-то кроме немногочисленного профессионального сообщества?

Пока другие вяло жалуются на отсутствие арт-рынка в России, авторитарность государства, кризис искусства,  Елена Ковылина, как ее еще иногда называют «русская Марина Абрамович», действует.

Проект «Морковь культурная» –  попытка дать искусству самоутвердиться в обстановке «культурной изоляции», пойти навстречу зрителю, предложив ему увидеть знакомые повседневные образы как объекты т.н. «высокой культуры».  В прошлый раз мы делали интервью с Еленой в 2012 году, когда она вернулась в Россию после 15 лет жизни в Европе и США. Оказывается все эти 6 лет ее постоянным местом жительства была подмосковная деревня. Новый образ жизни и круг общения подтолкнули ее на поиски диалога между искусством и населением.

ARTandyou.ru Елена, все больше художников приходят к тому, что искусству бессмысленно существовать в стенах арт-институций и выходят за рамки выставочного пространства в пространство общественное. Вы продолжаете эту тенденцию?

Елена Ковылина: Да, это и есть интенция этого проекта, который был рожден еще несколько лет назад, случайным образом, благодаря моим наблюдениям, с одной стороны за общей художественной ситуацией, с другой –  за соседями, которые с середины апреля по конец сентября увлечены только бесконечными пропалыванием, рассадой и сбором урожая.

Переезд загород открыл для меня то, что в Москве понять было сложнее.  Я сама москвичка, потом 15 лет жила заграницей, поэтому встреча с подлинным нашим народом произошла только, когда я переехала в московскую область, переместившись от центра Москвы всего на каких-то 40 км.

Мне стали открываться подлинные причины тех кризисов, в которых находится страна и культурная жизнь, большей части населения просто не нужная и не интересная. Нашему обществу ближе «культура» аграрная, плодовоовощная. Конечно, эта сельскохозяйственная «культура» тоже очень древняя. Когда я заглянула в энциклопедию садовода-огородника, то увидела, что она восходит к временам Древнего Египта.  Как и учебники по искусству ведь тоже начинаются с Древнего Египта. Это открытие сподвигло меня объединить  две культуры – «художественную» и «аграрную».


В галерее Ковчег открылась выставка "Дачники", в которой приняли участие восемь художников. Дача, как объект эскапизма городского жителя.

Когда встал вопрос, где же ее объединять, я подумала, какой смысл показывать это в музее, если туда никто не ходит? Первый раз я представила этот проект на рынке в Выксе в рамках фестиваля Арт-Овраг. Выставиться в музее ради строчки в CV мне показалось не интересным. Я сразу поняла, что надо идти на рынок, а не в музей.  А сейчас благодаря продюссеру Ксении Подойницыной этот проект был реализован в Москве на Даниловском рынке.

Artandyou.ru Но кроме игры смыслов «культура-культура», тут еще очевидно напрашивается ассоциация «рынок-арт-рынок»?

Елена Ковылина: Первоначально я не вкладывала этот смысл, но сам проект породил множество коннотаций. Поскольку любая удачная идея, если она попадает в точку, становится оптической, многогранной.  Может быть это действительно тенденция объединения мира в единый художественный текст. Начиная с эпохи Просвещения различные сферы распадались, а сегодня мы можем собрать их вместе.  

Artandyou.ru Все-таки это не просто выставка-акция, но и еще и перформанс, нацеленный на диалог с зрителем. Расскажите, как публика реагирует?

Елена Ковылина: Уже весь рынок знает, что на этом прилавке продаются арбузы по 50 тысяч. Люди не понимают, почему такая высокая цена за арбуз. В этот момент они начинают думать, пытаться понять, на мой взгляд –  это самое главное.


Неслучайно, работы упакованы в пищевую пленку, наклеен ценник, как на продуктах –  создан прецедент, чтобы люди сопоставили понятия «цена» и «ценность».


Artandyou.ru Ведь это Даниловский рынок, Москва, получается ли дискутировать о современном искусстве?

Елена Ковылина: Нет, более глубокий уровень дискурса вообще не доступен данной публике. Все остается на уровне «почему такой другой арбуз». И на мой взгляд культурный уровень Даниловского рынка и Выксы не отличается. Со времен СССР было заложено, что искусство принадлежит народу, и предположение, что оно может стоить денег не понятно, противоестественно.

Artandyou.ru Не могу не задать вопрос, в связи с интенсификацией правительственных инициатив в сфере культуры в последние годы, когда чиновники без конца призывают к национальному самосознанию и патриотизму в своих законодательных актах, какое место на ваш взгляд в этих условиях отводится современному искусству?

Елена Ковылина: Я ведь не случайно в первый день проводила перформанс, на котором читала вперемежку с Энциклопедией садовода-огородника книгу «ЦРУ и мир искусств», где говорится о культуре во время холодной войны.  Ее написал британский журналист (Френсис Стенор Сондерс прим. редакции). Культура, которую мы сегодня считаем современным искусством, создавали начиная с 1947 года дети из лучших семей Америки, образованные, знающие по семь языков. Было 35 отделений Департамента психологической войны, целью которого было создание и распространение новой культуры, которая смогла бы отвлечь внимание запада от влияния социалистический идей. Что-то необходимо было противопоставить Большому театру, балету, Опере Евгений Онегин, которая была поставлена в Берлинской опере после взятия Рейхстага и безусловно перетянула симпатию определенной части интеллигенции на сторону Советского союза.  В результате спланированных действий по поддержке этой культуры холодная война была выиграна Америкой, а не СССР.

Сегодня это очень актуально, поскольку все мы видим, что идет уже вторая холодная война.

Мы должны понять, что хвастаться бомбами – не прилично, стыдно. В холодной войне победит тот, кто предоставит миру интересную культурную программу и сможет перетянуть симпатию мировой интеллигенции на свою сторону.


Artandyou.ru Ваш проект может сделать к этому какой-то шаг?

Елена Ковылина: Безусловно. Скоро этот проект будет показан в Европе. Я являюсь интернациональным художником. Мое присутствие на западе даже больше, чем в России. У нас современное искусство «не проросло», но мы сейчас прорастаем с помощью этого проекта. Я уже 20 лет тружусь на этой ниве. Я думаю, что со временем мы должны прийти к поддержке современного искусства в России, потому что другого пути нет, искусство – это холодное оружие современного мира.

Интервью: Катя Карцева

© 2018 artandyou.ru и авторы

2
Похожие материалы

Алиса Прудникова: "Уральская Биеннале стала не проектом, а институцией"

Екатерина Шарова, сокуратор Arctic Art Forum: "Художник необходим для экономики страны".

Каспар Кенинг: "Научись помогать, чтобы курировать или, что люди делают за копейки или вообще без денег"

Еда - это политический акт. Кураторские проекты, посвященные еде.

Энди Уорхол: капиталист или социалист?

Нижний Новгород - одна из столиц российского уличного искусства.

Елена Ковылина: "Язык перформанса - это эстетический инструмент изменения реальности".

Марина Звягинцева: "Работа с неподготовленным зрителем – задача сложная, но интересная".




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

События