ВОЗВРАЩЕНИЕ * авторский кинематограф * Muzeum Rondizm TV

MUZEUM RONDIZM * cinema Without Border *Paradox Cinema " vozvrzgenie "  (music-text-peinting- YURI KOSSAGOVSKY * Юрий Косаговский * fantastic 

 ВОЗВРАЩЕНИЕ 

   
 

 (228x332, 26Kb)  
 
 
  после того как я умер, меня закопали в землю, но, впрочем, где-то на окраине города и все торопились обратно:
и люди, и рабочие, мне показалось, что даже родственники (странно, но когда я умер, я еще больше их стал  тяготить).
И я без труда коленями и рукой выдавил боковую доску, она отошла от верхнего края, где была моя голова и разгреб руками землю, они поленились меня поглубже закопать - окраина города и всем наплевать ,как и что, не существенно... а то бы мне пришлось пролежать в бездействии месяца два. Гвозди бы заржавели месяца через два и легко бы вытас­­кивались.   Когда я вылазил был день, около двух часов. Кругом было все такое светленькое, пестренькое и трогательное, и немножко рябило в глазах: травка, камешки, кустарники в отдалении и небо, по которому я соскучился за эту неделю, я слышал, что родственники приезжали и толковали о скамейке, об ограде и камне, который они называли «памятником».   Они подумают, что это земля осела - сказал я сам себе: оглядываясь на причиненный ущерб внешнему виду своей могилы и, шаркнув пару раз ногой, ушел с кладбища. Все было такое равнодушное и мертвое как будто... и трогательное поэтому. Я улыбнулся: вот что значит полторы недели пролежать под землей. Я не чувствовал запахов травы, цветов и краски стали бледнее. Мне казалось, что это не живая трава, а сухая, но я знал, что она зеленая, чисто логически.     Я прошел мимо серых деревьев и не услыхал ни одной птицы.
Мне некогда было, я торопился, а то бы я постоял, вглядываясь в дерево, нет ли там хоть одной пташечки,
я соскучился там, в земле, наверно. И вот прошел мимо деревьев, спустился к троллейбусу...
              Да но как?! Я споткнулся, но не упал, а полетел над землей, чуть ни задевая ее носом,
мне захотелось чуть-чуть повыше держать голову от земли,
и я стал лететь уже метра полтора над тропой.
           Около троллейбусной остановки мне не захотелось останавливаться,
я повернул налево и полетел над дорогой.
Странно, но все пешеходы, все прохожие были застывшими, как во сне, как в сонном царстве.
Около дома я не стал останавливаться, хотя мне хотелось потрогать руками дверь,
прикоснуться к ручке двери, хотя я обычно ногой толкаю дверь, но теперь все приобрело для меня иную цену, я это сразу понял, как вылез из могилы.
И вот я... подлетел к окну, толкнул его, щель раскрыла свои объятья и мне показалось, что я снова в могиле - это была моя комната, но я ее не узнавал ...
Я ее не узнавал - ... все не то, все как под водой. У меня в доме есть одна примечательность, натюрморт, подаренный мне одним художником. Я потратил на раму бешенные деньги, сколько не помню, помню что меня колет внутри маленькая боль и это похоже на то, что как будто бы это очень... очень... слово забыл - очень дорого. А в раме он мне стал казаться очень хорошим, мазков не стало видно, и я решил, что художник ошибся, хотел мне похуже подарить, а подарил лучший свой натюрморт. Яблоки были замечательные, и никто из гостей не мог их съесть, это были вечные яблоки! И их хотелось всем показывать.
И гости сами даже всегда спрашивали: что это за картина у тебя такая хорошая? А я говорил: о, это картина - натюрморт, одного художника. И что же?! В раме я ничего не увидел, ничего нет! Я расстроился. Я потрогал рукой пустую раму.
            Рама была затянута просто какой-то тряпкой внутри. Мне захотелось больше никогда не возвращаться сюда.
       Я подумал, не позвонить ли следователю и посмотрел на телефон. Телефон как маленькая серая кошка лежал на полу, но в руки не давался, то ли научился бегать, то ли я разучился нагибаться. Я пошел выходу. Мне больше ничего не надо было в этом доме. Мне уже было все равно. В коридоре я увидел собаку, но это была не моя собака, она стояла на одном месте и не шевелилась, а в глазах я увидел что-то странное, что-то непонятное... я потрогал ее. Она стояла как вкопанная, как будто это было чучело, а не собака и взгляд был чучельный т.е. она как будто думала: где это я «ничто», эту «пустоту» я встречала, не в «пустоте» ли?
           Я был разочарован своим домом, мне ничего не оставалось, как уйти. Я шел по дороге и во мне шевелились огрызки каких-то букв, я напряг волю последний раз, прежде чем полететь над землей, и, знаете, что заклокотало у меня в голове? ... Какие-то зашевелились закорючки вдруг обломанные и сложились в огрызок некого слова, как деревянная ограда, вокруг деревенского огорода, я разобрал это слово и улыбнулся, это было смешное слово, совершенно... не нужное мне ... «натюрморт» ...
 «натюрморт» ... «натюрморт» ... «натюрморт» ... «натюрморт» ... «натюрморт» ... «натюрморт»..   «натюрморт» ... «натюрморт» ... «натюрморт»..         .  
        

 

 

 

                           

Кино без границ. Возвращение. Музыка, текст, рисунки Юрий Косаговский. 13 мин

[iflash=500,490,http://www.youtube.com/embed/QDq844ICmSg]

кадр из фильма

 (228x332, 26Kb)

-1


Комментарии

   
  •  24 марта 2011 в 15:47
    ммм интересно! мне понравилось.

Афиша / события