artprice

Ольга Темникова: "Не соглашусь, что художники из России никому не нужны. Но нужно играть по правилам"


Merike Estna & Ana Cardoso "The seed can be initialized randomly II"

 

На недавней юбилейной 5-й ярмарке Cosmoscow секцию Collaborations, которая представляла совместные стенды российских и зарубежных галерей, возглавляла Ольга Темникова, совладелица таллинской галереи «Temnikova & Kasela» и член экспертного совета ярмарки. Не изменяя своей основной задаче – представлять современных эстонских художников на международной арт-сцене и открывать современное искусство для эстонской публики и коллекционеров, Темникова как галерист и куратор одинаково успешно и эффективно работает с Западной Европой, странами Восточной Европы и сотрудничает с российскими художниками, что делает стратегию галереи по-своему уникальной. Прошлый год был звездным для галереи во всех смыслах: сначала орден Белой Звезды за популяризацию эстонского искусства из рук президента страны, а в июне 2016-го  «Temnikova & Kasela» стала лучшей молодой галереей Европы, которую определяет Федерация ассоциаций европейских галерей и вручает специальный приз за «вдохновение и инновации» на ярмарке в Базеле.

Сразу после завершения Cosmoscow 2017 обозреватель ArtandYou Елена Рубинова встретилась с Ольгой Темниковой, чтобы обсудить результаты прошедшей ярмарки, перспективы интеграции отечественного искусства в международный контекст и сотрудничество галереи с молодыми российскими художниками. 

Ольга, прошлый год был для галереи звездным во всех смыслах – вы взяли такие рубежи, что, наверное, было непросто понять, куда двигаться дальше? Как сложился этот год и куда пошло развитие лучшей молодой галереи Европы?

Ольга Темникова:  Ну что такое приз – это, прежде всего, какой-то аванс, который ты должен во что-то перевести, профессионально конвертировать, не просто удержать, но и идти дальше. В этом смысле у нас было два направления: мы сделали в этом году рывок по ярмаркам – я обычно стараюсь чередовать ярмарочную деятельность – год более активный, а потом менее насыщенный, когда можно пожинать плоды. В этом году мы, что называется «рвали когти», главным образом на европейских площадках – начали с яркой американской ярмарки Independent Brussels, затем была Art Cologne – ярмарка с имиджем и в очень привлекательном для нас регионе, в июне – швейцарская  LISTE, где мы в Базеле собственно и получили приз в прошлом году. Теперь вот Cosmoscow, а впереди у нас еще Paris Internationale и Paris Photo. Armory Show - наша первая ярмарка следующего года.


Но при всей интенсивности ярмарочной деятельности самая важная часть работы галереи – это все же галерейная программная деятельность, сотрудничество с художниками.

Olga Temnikova

Ольга Темникова. Photo: Dmitri Gerasimov 

Потому к ярким и важным событиям этого года для меня относится наша выставочная программа, и прежде всего – прошедшая у нас в Таллине международная выставка Euroland, где наряду с такими признанными художниками, как Клара Лиден из Швеции и практически классик современного эстонского искусства Тынис Винт, участвовали и трое молодых российских художников, с которыми я давно мечтала сотрудничать: Олег Фролов, Денис Строев и Екатерина Борсук. Выставку мы долго готовили, и она получилась не только политически и интеллектуально значимой, но и cross-generational, объединившей разные поколения. Важно для нас было начать сотрудничество с Ольгой Чернышевой – на сегодняшний день она один из самых заметных российских художников в международном институциональном контексте, и для нас это большая радость и честь – ее выставка открыта в нашей галерее до конца октября.

Президент Эстонии сменился, но культурная политика идет в прежнем русле и поддержка современного искусства на государственном уровне, я полагаю, осталась. Как это происходит? В каких формах?

Ольга Темникова:  Я не раз говорила, что кроме наших собственных направленных усилий по развитию и продвижению современного искусства, нам повезло, что Эстония – не коррумпированная страна с прозрачной схемой финансирования, в том числе и в области культурной инфраструктуры. И, слава Богу, смена президента у нас не влияет на грамотную культурную политику поддержки культуры, в том числе и современного искусства, которую проводит правительство, но, конечно, своим примером президент может что-то изменить и в лучшую сторону. Нынешний президент Эстонии Керсти Кальюлайд – молодая женщина с очень сильными и четкими позициями, например, одним из первых ее заявлений было, что она не пойдет в церковь, и это оказалось довольно шокирующе для многих. В нашу первую встречу она сказала, что для нее приоритетом является литература и архитектура, что, надо признать, отнюдь не сдвигает позиции современного искусства, и у президента, кстати говоря, в кабинете висит работа художника Кайду Оле, выставка которого с успехом проходит сейчас в московской галерее «Триумф». Я вхожу в президентский Культурный Фонд, который финансируется несколькими предпринимателями и несколько раз в год присуждает награды людям искусства и культуры – преподавателям, ученым, музыкантам. В этом году Фонд отметил премией художника Катю Новичкову, которая представляет Эстонию на Биеннале 2017 в Венеции.

Насколько мне известно, развитие у вас идет по двум направлениям: плотное сотрудничество с основанным вами и вашим партнером Индреком Касела некоммерческим фондом ECADC (Estonian Contemporary Art Development Center), который занимается образовательными и грантовыми программами, и собственно сама галерея – коммерческая часть, которая представляет художников на ярмарках. В  прошлый раз во время нашей беседы вы упоминали, что работа с некоммерческим фондом занимала много времени и требовала немало сил. Как обстоит дело сейчас?

Ольга Темникова:  Действительно, довольно долго наш некоммерческий партнер, как я бы его охарактеризовала, занимающийся множеством проектов, в том числе общеевропейских, требовал нашей поддержки – нужно было не только содержать галерею, но и помогать этой части. Сейчас это уже давно не так – фонду четыре года, и я даже не знаю, кто кого больше поддерживает. Некоммерческое крыло помогает нам в нескольких проектах, но в первую очередь активно генерирует свои. Во-первых, они сейчас заняты стройкой – в будущем году наконец открывается новое здание Центра развития современного искусства. Оно строится при помощи Европейских фондов регионального развития, и открытие такой площадки заполнит еще одну пустующую нишу. ECADC ведет много образовательных программ, в том числе каждые два года проводит курсы для галеристов и кураторов, открытые для представителей любой страны, «информационные дни» для художников, ну и многое другое, есть у них программы с Художественной академией. Некоторые курсы частично датируются, так что они открыты и вполне  доступны многим. Важный для нас проект – участие в биеннале Performa, которая проходит в Нью-Йорке.  Мы успешно с ними работаем, и в этом году у Эстонии будет отдельная национальная программа и региональный фокус. Продолжается сотрудничество ECADC и с частными спонсорами через фонд поддержки современного искусства OUTSET Estonia, и в этом я им по-прежнему помогаю. Еще один большой проект, которым сейчас занимается центр, – это организация визита организации CPR. Проект этот родом из США, и суть его заключается в том, что дюжина кураторов путешествуют по региону, проводят исследования, знакомятся через инсайдеров с ситуацией в регионе, посещают студии художников, устраивают сайт-специфичные дискуссии, в затем куратор должен закончить проектом – не обязательно сразу, но в ближайшее время и непременно с участием художников из данного региона.

Звучит как прекрасный пример одного из способов интеграции художника в международный контекст. Давно ли существует эта программа?

Ольга Темникова: Это важный кураторский проект. Они это делают второй раз в нашей части мира, и, по-моему, приедут в этом году и в Россию тоже.

В прошлом году, когда мы встречались, вы как раз собирались работать с молодыми русскими художниками. Как вы их выбирали и где вы их представляете? Происходит ли у вас такой отбор примерно как у Чарльза Саатчи, когда его агенты ежегодно «отсматривают» молодое искусство на выходе из художественных институтов?

Ольга Темникова: Нет, конечно, Саатчи действует совсем по другой траектории – сугубо коммерческой, а мы занимаемся институциональным развитием художника, параллельно с коммерческой стороной дела. В первую очередь я смотрю то, что мне интересно, и не могу сказать, что как-то слишком конъюнктурно отбираю. Если профессионально внимательно посмотреть на нашу галерейную стратегию, то помимо локального фокуса у нас есть акцент на определенный международный дискурс, которого придерживаюсь и я, и мои коллеги, и двигаемся мы в этом направлении. Олег Фролов – молодой художник из Москвы с очень сильными идеями – на каком-то этапе был одним из вдохновителей и кураторов галереи «Электрозавод». Олега Фролова мы показывали в этом году как на Independent Brussels, так и на ярмарке LISTE, причем получали много интересной обратной связи. В случае с Олегом мы поступили несколько самонадеянно, начав заниматься его международной инкубацией, хотя у него в силу разных причин не было каких-то серьезных институциональных выставок в России.


То, что для художника делает галерея, – только часть процесса, нам важно открыть его институциям, и если мы берем такого молодого художника на ярмарку, то, помимо коммерческой стороны дела, главная задача – привезти работы туда, где его могут увидеть профессионалы.

Oleg Frolov  'Anti-War monument' 2017


Oleg Frolov  'Anti-War monument' 2017

Что мы могли сделать как галерея, мы сделали, и сделаем еще. И вообще молодых художников мы специально возим на ярмарку не с сильным коммерческим фокусом.

А как вы его нашли? Он не так чтобы сильно в России заметен среди молодых художников?

Ольга Темникова: Здесь история получилась довольно индивидуальная. Многое совпало и на человеческом уровне, но главным, конечно, было совпадение на содержательном уровне. В Москву на концептуальный тур по Восточной Европе, который мы как галерея поддержали, приехал лондонский художник, теоретик и практик современного искусства Мерлин Карпентер, фигура на самом деле международного масштаба, хотя тур был не очень раскрученный.  На Artplay состоялся единственный pop-up в Москве, и одним из немногих людей, которые туда пришли, был Олег Фролов, причем не только пришел, но потом и написал об этом в одном из самых high-brow журналов искусства в Европе. И я очень заинтересовалась, кто же этот русский художник, который не только пришел туда, но за всем этим следит, да еще и на английском так отлично излагает. Будучи в Москве, мы встретились, так мы познакомились, и с этого началась наша работа. Но такое совпадение, конечно, редкость.

Есть ли такие примеры успешной интеграции русских художников в международный контекст? Интересен ли молодой российский художник европейскому рынку, и если да, то какой?

Ольга Темникова: Но на этот вопрос сложно ответить определенно – смотря кому. Если меня, скажем, спрашивает ярмарка LISTE, какая сейчас в России интересная галерея, то в их узкий фокус попадает, наверное, даже не одна, а половина галереи, потому что у этой ярмарки совсем другие акценты. Мои коллеги из России любят повторять, что россияне никому не нужны, но я не согласна. Просто надо играть по правилам – входить как молодая галерея, выращивать своих художников. Я знаю российские галереи, которые заходили на международный арт-рынок на уровне bluechip, но чтобы зафиксировать себя на этом уровне с русскими художниками – это достаточно тяжело, если не невозможно. Так что на Западе ожидаются молодые галереи, которые помогут своим художникам вырасти. Ведь их никто не знает, а в России из институций никто, кроме V-A-C , ничего не вывозит. ЦСИ Гараж делает свою работу, и я надеюсь, что в течение пяти лет кто-то будет уже знать, что происходит с молодежью. И очень немногочисленные галереи, такие как, например, Iragui Gallery, обеспечивают участие в ярмарках и тем самым способствуют такому знанию.


Ярмарка – это хороший инструмент для промоушена, но в то же время это лишь один из инструментов, их масса, и, конечно, от самого художника требуется большая работа, чтобы институционально укоренить его карьеру.

Mikko Hintz ”on entre ok, on sort ok”


Mikko Hintz ”on entre ok, on sort ok”

К сожалению, таким путем никто не готов идти, а потом говорят, что нас не ждут. Но так сегодня устроен арт-мир и арт-рынок.

Благодаря программе Collaborаtions на нынешней выставке Cosmoscow было много иностранных галерей – больше, чем в предыдущие годы. Как смотрят иностранные галеристы на русский арт-рынок сегодня – как на перспективный или как на экзотику? 

Ольга Темникова: Я думаю, что и то, и другое. Для большинства европейских галерей российский рынок географически и ментально представляется более открытым и понятным, чем, скажем, китайский. Все понимают, что Россия – страна огромная, и каждый стремится найти свою траекторию. Через секцию Collaborаtions мы помогаем осуществить вход среднего звена международных галерей в российскую институциональную систему, плюс стараемся интегрировать их и в художественную тусовку в более широком плане, познакомить с коллекционерами. Пока еще рано делать выводы этого года, всего в секции участвовало семь галерей – «завсегдатаев» Cosmoscow из России, Эстонии и Бельгии, которые в свою очередь пригласили восемь иностранных, они все приехали в первый раз, так что о результатах пока еще рано говорить. Кто-то отбыл сразу после закрытия, кто-то остался и успел посмотреть какие-то другие институции и провести какие-то встречи. Были продажи, не все вышли в плюс, но зрелые галереи, как правило, не ожидают, что с первого раза непременно немедленно покрывают свои затраты, – такое возможно, но при определенной подготовительной работе – приехать заранее или провести заранее выставку художника в Москве. Так, например, галерист из Варшавы Лукаш Горчица показывал художников группы Slavs and Tatars, которых здесь уже знали по Манифесте, но в основном для новых участников участие в ярмарке – это способ потрогать рынок. Секция Collaborаtions была в этом году пробная, что-то мы изменим, но непременно продолжим такую работу, будем и в каждом последующем выпуске Cosmoscow «взращивать» несколько иностранных галерей, чувствующих себя уверенно в российском контексте.

В этом году, с вашей точки зрения, удалось на Cosmoscow то, что вы задумали?

Ольга Темникова: Я считаю, что удачно все прошло, мы сделали свои выводы и знаем, что делать дальше. Stay tuned!

Gili Tal ”Agonisers”

Интервью: Елена Рубинова

© 2017 artandyou.ru и авторы

 

Ольга Темникова: 

2
Похожие материалы

Екатерина Ираги: "Участие в арт-ярмарке - сложно окупаемые затраты, но это эффективнее, чем любая реклама".

Ольга Тобрелутс: "Русское искусство - это сырьевой рынок".

Пьер Броше: "Искусство начинает существовать тогда, когда художник находит своего покупателя"

Лиза Савина: "Классическая модель, когда галерист кого-то "везет" на себе, становится менее эффективна".

Симон Мраз: "Русское искусство заслуживает быть среди лучших"

Галерист Гари Татинцян: "В России не менее удобно работать, чем в Берлине".

Как арт-ярмарки влияют на галерейный бизнес - стимулируют или, напротив, убивают?




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события