artprice

Как высчитывается культурный капитал

Шестаков Вячеслав Анатольевич – кандидат философских наук, директор АНО «Научно-исследовательский институт стандартизации музейной деятельности», президент НП «Национальный союз экспертов».

Товары в антикварном магазине и музейные предметы – вещи, крайне похожие и часто неотличимые по свойствам. Различие многими не осознается, и причин тому несколько. Предметы, поступающие на хранение в музеи, при включении в состав Музейного фонда РФ утрачивают свойства товара. Про­цедура отчуждения вещей в особый оборот предметов Музейного фонда РФ сложна, требует длительной, иногда многомесяч­ной научной работы, и к тому же скрыта от посторонних глаз. Посетитель видит экспо­нат и краткую аннотацию к нему, редко осоз­навая сложнейший процесс музеефикации, в результате которой и появляется музейный предмет — овеществленный труд плеяды творческих работников (автора, археолога, исследователя, хранителя, искусствоведа, реставратора и т. д).

Музейный экспонат может оценивать­ся посетителем в денежном выражении. Ценность предмета познается в сравнении, и денежный эквивалент — привычная шкала сравнения. Оценка зрителя не оферта и не учетная процедура. И хотя все государст­венные и частные ценности как товары под­лежат бухгалтерскому учету, но предметы Музейного фонда РФ не учитываются на бухгалтерском балансе ни музея, ни собст­венника.

Музейный учет отличен от бухгалтерско­го, более строг, сложен и предусматрива­ет несколько ступеней учетных процедур, особую форму переучета (сверку) и иные контрольные действия [7]. Цель такой слож­ной системы учета: обеспечить публичное представление музейного предмета путем глубокого раскрытия духовного содержа­ния материальных носителей культурной ценности при сохранении его в аутентичном состоянии. А поскольку предмет Музейного фонда РФ не подлежит свободной продаже, то цена предмета не назначается.

Отсутствие учета цены в бухгалтерском балансе создает ложное представление, что если музейный учет не предусматрива­ет учет стоимости музейного предмета, то у музейного предмета нет стоимости. Так цепочка ассоциаций в условиях неполной информации формирует ложное убеждение, что культурные ценности — это ценности нематериальной природы.

Преамбула: механизм формирования цены сходен для любых типов ценностей.

Отсутствие цены не означает отсутствие стоимости. Любой предмет, при желании его продать и намерения купить, получит конкретную цену. Цену порождает возмож­ность смены владельца. Следовательно, цена присуща только товару как ценности, подле­жащей обмену.

Утрачивает цену только та культурная ценность, которая исключена из свободного обращения. Любое обращение музейного предмета вне особого оборота предметов Музейного фонда РФ (как законное, так и незаконное) снова возвращает ему цену. Это понятно — предмет стал товаром.

Стоимость — это оценка определенного объективно объектного блага, прошедшего операцию отчуждения.

Цена — это статический результат со­ответствия одного блага другому благу в кругообороте ценностей Универсума [3,1. Пп. 14,16].

Оценка представляет собой операцию сравнения материального носителя блага, одной ценности, с материальным носителем другой ценности, а поскольку оценка произ­водится человеком, то результат сравнения всегда субъективен.

Стоимость культурной ценности опре­деляется квалифицированным экспертным заключением знатоков.

Цена представляет собой продукт дого­воренности сторон при обмене.

Расчет стоимости культурной ценности, как любой ценности, подчиняется зависимо­сти, описанной в теории предельной полез­ности Карла Менгера[1]. Следуя логике этой теории, можно утверждать, что стоимость культурной ценности напрямую зависит от редкости ее материального носителя. Но, учитывая редкость культурной ценности, давность ее происхождения, а порою уни­кальность, следует помнить, что музейный предмет [18. Ст. 3] не обладает ценой, хотя, как любая культурная ценность, приносит пользу[2] и обладает стоимостью.

Представители классической политиче­ской экономии [4. Т. I] полагают, что при мас­совом товарном производстве цена товаров зависит не столько от их ценности для потре­бителя, сколько от ее стоимости. При этом под стоимостью понимаются затраты рабочего времени для производителя [11.т. III. С. 153] — величина производная от баланса между спро­сом и предложением, издержки производства, предельная полезность (Marginal utility) [5]. Целиком поддерживая насущную необходи­мость унификации терминологии и методо­логии [12], резюмируем следующее:

—                  Стоимость предметов, как материаль­ных носителей блага, действительно напря­мую зависит от их редкости. Важно, чтобы сравниваемые материальные носители блага, позволяли участниками процедуры сравне­ния схожим образом воспринимать пользу, т. е. сохранять и повышать свой статус участ­ника социальной системы.

—                  Цена предмета (материального носи­теля ценности) определяется синтетическим показателем, одним из элементов которого является возможность совершить продажу или мену предмета.

При рассмотрении цены культурной цен­ности, учитываются затраты на производст­во аналогичного материального носителя, но в расчет принимается тот факт, что это предме­ты уникальные и воспроизводимые в копиях. В трансфинитном ряде артефактов (оригинал, авторская копия, реплика, копия, массовая копия, аранжировка т. д.) объем духовной составляющей, присущий предметам, будет различаться. Уникальность материального носителя культурной ценности заставляет оце­нивать его не только по фактическим затратам, понесенным автором-изготовителем, но и по благу, ассоциируемому с материальным носи­телем культурной ценности.

Свободно обращаемые тиражированные материальные носители ценностей получают цену в зависимости от порядкового номера изготовления. Обычно это гравюры, эстампы, литографии, отливки, имеющие порядковый номер не более 100 [6]. При большем коли­честве тиражных предметов они утрачивают свойства редкости, что напрямую влияет на уменьшение цены.

Следовательно, и у тиражируемых предме­тов старины, антиквариата, и у изделий мас­сового производства цена редко учитывает реальные затраты.

Цена отражает свойства и процесс индиви­дуализации ценности[3]. Культурная ценность всегда имеет собственника, но этот статус не влияет на глубину восприятия культурных ценностей[4]. Свободный доступ к восприятию материального носителя позволяет ощутить это благо. Благо передает и копия культур­ной ценности, но восприятие его происходит с карикатурными искажениями.

Вывод 1. Не наблюдается особых разли­чий в формировании цены на предметы ста­рины, антиквариата (культурные ценности) и предметы массового машинного производ­ства (товары).

Чаще всего цена устанавливается про­давцом с учетом ожиданий максимальной выгоды от продажи товара. Цена утратила связь с себестоимостью товара и определя­ется выгодой продавца, а не минимально разумными затратами на ее изготовление.

ФОРМИРОВАНИЕ СТОИМОСТИ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ ЦЕННОСТЕЙ

Иначе обстоит дело с формированием стои­мости культурных ценностей и товаров мас­сового производства. Основное различие обусловлено особенностями технологии объективации[5] блага как ценности, т. е. про­цессом формирования новой или добавлен­ной стоимости.

Процесс творческой деятельности челове­ка, при котором нечто становится ценностью, можно определить как формирование добав­ленной стоимости.

Добавленная стоимость — это математи­ческая разница между стоимостью предмета до начала объективации блага как ценно­сти и наличной стоимостью материального носителя культурной ценности, выраженной в денежных знаках или иных индикативных показателях.

При производстве продуктов массового производства добавленная стоимость пред­ставляет собой затраты, понесенные органи­зацией на увеличение стоимости продукта, которые рассчитываются как разность цены произведенного предмета и суммы затрат производителя на его создание С\Л).Добавлен­ная стоимость продуктов массового произ­водства (NVA) формируется путем сложения суммы затрат на труд, суммы затрат на амор­тизацию применяемого при производстве оборудования и ожидаемой прибыли орга­низации в оценочных показателях (1.2): Р - (ЕМ + IT) = NVA (1.1) NVA = ЕМ + LC + CD + PR, (1.2) где NVA (hew value added) чистая добавленная стоимость; P (pricej оцен­ка стоимости в индикативных показателях (цена и т. п.); ЕМ (material expenditures) сумма затрат на сырье, материалы, энергоза­траты и. т.п.; IT (indirect taxes) косвенные налоги (НДС, таможенные пошлины, акцизы); LC (labor cost) затраты на труд; CD (cost depreciation) затраты на амортизацию оборудования; PR (profit) прибыль в инди­кативных показателях.

Добавленная стоимость культурной цен­ности, поступившей в музей, также представ­ляет собой затраты, понесенные музеем на увеличение стоимости материального носи­теля культурной ценности (2).

ECVesc - PPVC = NCVA, (2) где NCVA (new cultural value added) чистая добавленная стоимость культурной ценности, ECVesc (estimated value expert stock commission) стоимость музейного предмета no оценке специалистами фондово- закупочной комиссии, PPCV (purchase price of a cultural value) стоимость приобретения культурной ценности музеем.

Добавленная стоимость культурной ценности (NCVA) формируется как разница между коллегиальной оценкой стоимости музейного предмета членами фондово-заку- почной комиссии музея (3) и стоимостью при­обретения музеем материального носителя культурной ценности (PPCV) ECV Ё ECVn ...Ё ECVsimo Ё ECVesc Ё EVp, (3)

где ECV коллегиальная оценка стоимо­сти культурной ценности, Ё — логический знак, означающий включение класса значений, находящихся справа от знака, в класс значений, находящихся слева от знака, EVp (Preliminary expertise)экспертиза предмета при посту­плении в музей, ECVesc (estimated value expert stock commission) экспертиза предмета фондово-закупочной комиссией, ECVsimo (estimated value for scientific inventory of museum objects) экспертиза в процессе научной инвентаризации, ECVn (estimated next)- экспертиза дополнительными эксперт­ными мероприятиями (экспертиза на подлин­ность, экспертиза при организации выставок, экспертиза при реставрации, экспертиза при сверке и т. п).

Стоимость музейного предмета, по оценке специалистами фондово-закупочной комиссии (EVC), так же субъективна, как и сумма затрат на сырье, материалы, энергозатраты, оплату косвенных налогов (НДС, таможенные пошли­ны, акцизы) единицы товара (ЕМ, LC, CD, PR) в оценке маркетологами и товарного произ­водства, а ее объективность устанавливается критериями нормативного процесса музеефикации, а не колебаниями рынка.

Анализ процесса обращения культурной ценности показывает, что стоимость культур­ной ценности, включенной в собрание музеев России (3), вариативна и может как возрастать, так и убывать[6]. Причиной изменения стоимо­сти культурной ценности могут быть: большая или меньшая ценность выявленного духовного содержания в материальном носителе, возрас­тающая или убывающая вероятность подлин­ности предмета, сохранность материального носителя культурной ценности. Изменения предопределены вероятностным характером знаний о культурной ценности. Значения атри­бутов культурной ценности изменяются в про­цессе экспертиз материального носителя куль­турной ценности и влекут за собой изменение текущей стоимости музейного предмета.

Нормативно определенная процедура экс­пертизы культурных ценностей [22. С. 79] не менее точна, чем расчет технологами, счет­чиками и маркетологами затрат, понесенных производителем или продавцом на увеличе­ние стоимости при создании, обслуживании и продаже товара[7].

Экспертиза культурной ценности пред­ставляет собой комплексное синтетическое научное исследование, подразумевающее нормативную атрибуцию предмета, технико- технологическое исследование материального носителя культурной ценности и маркетин­говую оценку его стоимости [21. С. 57-64]. Маркетинговая оценка стоимости культур­ной ценности (4) — это последний этап экс­пертизы, который базируется на произведе­нии двух параметров: вероятности того, что материальный носитель культурной ценности подлинный, и нравственных ожиданий экспер­та о ценности духовного содержания: ECV = ар + Pq + \г, (4) где ECV — коллегиальная оценка стоимо­сти культурной ценности, а — ценность пред­мета (объекта) для государства[8], Р — цен­ность предмета (объекта) для религиозной организации[9], у— ценность (предмета) объ­екта для корпорации (сословия, самодеятель­ного профессионального союза, творческого объединения граждан, национального обра­зования народов, населяющих Российскую Федерацию)[10]. Знаки р, q, г — соответствую­щие вероятности подлинности предмета.

Оценка стоимости культурной ценности представляет собой особый тип оценки мате­риальных активов, циркулирующих в ограни­ченно рыночных и нерыночных сферах. Кон­кретно-спекулятивная природа культурных ценностей раскрывается в процессе музее- фикации [20. С. 80-94].

ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ СТОИМОСТИ КУЛЬТУРНОЙ ЦЕННОСТИ

В момент приобретения музеем предмет мог иметь цену или не иметь цены, если был пожертвован или подарен, но при оформле­нии предмета на постоянное хранение [17. Пп. 86-88] на заседании фондовой-закупоч- ной комиссии музея производится оценка его стоимости [16]. На этом этапе предмет оценивается уже не как товар, а как культур­ная ценность, имеющая особое отношение к предметам, уже находящимся в музее. Его стоимость находится в прямой зависимости от его значения для науки, искусства, культу­ры, в аспекте тематики музея.

Дальнейшие этапы государственного учета (научная инвентаризация и специальный учет предметов, содержащих драгоценные метал­лы и драгоценные камни) предусматривают конкретизацию признаков, выявленных в про­цессе изучения специфического духовного содержания предмета, что также предполага­ет изменение стоимости музейного предмета в зависимости от полученных результатов [17. Пп. 82.6,89,90]. По мере выявления более бога­того духовного содержания, открывающего опыт предшествующих поколений, музейные предметы становятся более ценными, если же сведения о предмете признаются ложными, то их стоимость может убывать. Тем самым возрастает (или убывает) стоимость матери­ального носителя культурной ценности.

Музейные предметы не учитываются на бухгалтерском балансе по стоимости [17. П. 81], но стоимость как форма оценки объективного блага присутствует в форме страховой стои­мости музейного предмета [17. П. 86].

Цена является неотъемлемым атрибу­том культурных ценностей только в момент их приобретения музеем. Тогда стоимость предмета равна его цене. Но приобретается товар, который может и не иметь цены (пода­рок, пожертвование). С момента включения в состав Музейного фонда РФ (регистрация в книге поступлений) музейный предмет пере­стает быть товаром и воплощает конкретное, т. е. определенное объективно объектное благо, выраженное в денежных единицах.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ КУЛЬТУРНОЙ ЦЕННОСТИ

Арифметическая разница между ценой при­обретения предмета и стоимостью музейно­го предмета по оценке ФЗК будет считаться новой стоимостью или добавленной стоимо­стью культурной ценности (2).

Особенность процесса формирования добавленной стоимости культурной ценности, включенной в состав Музейного фонда РФ, заключается в том, что она изменяется в про­цессе особого оборота предметов Музейного фонда РФ, а ее фактическая стоимость опреде­ляется в результате экспертизы ФЗК[11](Э).

Формула чистой добавленной стоимости (2) позволяет вывести следствие.

Следствие 1: добавленная стоимость культурной ценности, включенной в состав Музейного фонда РФ, это стоимость материаль­ного носителя музейного предмета, созданная в ходе нормативно определенной творческой деятельности научных работников музея, по выявлению духовного содержания музейного предмета, поддержанию физической сохран­ности материального носителя культурной ценности, за вычетом расходов на приоб­ретение материального носителя музейного предмета.

Экспертная оценка отражает результат про­изводственного процесса музейной деятель­ности. Процесс формирования добавленной стоимости культурной ценности определяет структуру музея, должностные обязанности, объем мероприятий по сохранению музей­ного предмета, обязательные условиях выяв­ления, учета, хранения, научного изучения, реставрации, охраны, безопасности, публич­ного представления и перемещения музейных предметов. Все эти факторы влияют на объек­тивность полученных данных и характеризуют результат работы музея.

Экономическая жизнь общества строится на кругообороте ценностей. Положительный поток ценностей характеризует доходы[12], а отрицательный поток ценностей — расхо­ды[13]. Особый оборот Музейного фонда РФ как часть кругооборота ценностей общества может быть рассмотрен как два взаимосвя­занных потока:

Поток ценностей музея как экономическо­го субъекта.

Поток ценностей Музейного фонда Россий­ской Федерации как части ценностей народов России.

Расходная часть первого потока включает издержки музея на выявление культурных ценностей, имеющих музейное значение, атраты на их приобретение, учет, хранение, научное значение, сверку, реставрацию, охрану и безопасность перемещение и публичное представление [18. Ст. 27].

Доходная часть музея складывается из: основной части: поступления (субвенции) средств собственников музеев и музейных предметов;

дополнительного дохода музея: выручка от продажи билетов и передачи иных прав (право на использование музейных предметов в символике и сувенирной продукции, право на фотографирование), которые не подлежат распределению как прибыль, и целиком рас­ходуются на цели музейной деятельности.

Расходная часть Музейного фонда РФ фак­тически составляет затраты на содержание предметов Музейного фонда РФ [18. Ст. 8].

Доходная часть Музейного фонда РФ долж­на учитываться как составляющая часть вало­вого внутреннего продукта как сумма стои­мости культурных ценностей, составляющих Музейный фонд Российской Федерации.

Деятельность музея по выявлению и отчуж­дению культурных ценностей в особый оборот предметов Музейного фонда не понимается экономистами и финансистами как произво­дительная и не учитывается. Но факт налицо: музей из ничего выявляет материальные цен­ности, научно-изыскательской деятельностью научных работников музея создает добавлен­ную стоимость к первоначальной имеющейся (закупочной и т. п.) и хранит эти ценности как музейные предметы в сложнейших условиях.

Статистически предметы Государственной части Музейного фонда РФ не включаются в совокупный объем валового внутреннего продукта России, хотя имеются в натуре, пред­ставлены в вещной форме и могут переходить в порядке универсального правопреемства от одного владельца к другому.

Следовательно как собственность музей­ные ценности подлежат государственному учету[14] по правилам диграфической записи, т. е. с отнесением на доходные статьи при приобретении, на расходные статьи при убы­тии и индексацией стоимости[15].

При реальном государственном учете два частных потока ценностей замкнутся в еди­ный:

Стоимость музейных ценностей, прошед­ших 2 ступени учета как новая стоимость куль­турных ценностей, созданная в ходе музейной деятельности, составит доход музея и будет учитываться как часть ВВП.

К расходам музея будут отнесены норма­тивные затраты на содержание музея.

Следствие 2: с учетом требований оте­чественного законодательства о музеях [18. Ст. 16] добавленную стоимость культурной ценности (5) можно представить как сумму затрат на труд научных работников и затрат, понесенных собственником на поддержание нормативных условий сохранения предметов Музейного фонда РФ.

NCVA = LI + MPC, (5)

где  ∑LI (labour inputs) — сумма затрат на труд работников музея; MPC (museum production costs) — издержки музейного про­изводства, т. е. затраты музея на обеспечение нормативных условий поддержания особого оборота предметов Музейного фонда РФ.

К существенным особенностям формиро­вания добавленной стоимости культурных ценностей можно отнести степень ее объек­тивности, т. е. отношения к реальности.

Следствие 2 позволяет заключить, что добавленная стоимость культурной цен­ности приобретает объективное значение, только если она получена в результате нор­мативных установленных законодательст­вом действий представителей собственника музейных предметов, сотрудников Мини­стерства культуры РФ и работников музея. Если процедура музеефикации нарушена, то результаты многолетней деятельности музея могут быть поставлены под сомнение[16].

Чаще всего нарушение технологии музеефикации вызвано несоблюдением нормативных требований по учету и хра­нению музейных предметов. Основные причины подобных нарушений: профес­сиональная некомпетентность, отсутствие достаточного финансирования обязатель­ных процедур музеефикации, скудное мате­риальное обеспечение российских музе­ев, отсутствие специфического контроля за нормативным соблюдением процесса музеефикации.

Необходимые издержки музейного про­изводства представляют собой синтетиче­ский показатель, охватывающий затраты на поддержание нормативных условий особого оборота предмета Музейного фонда РФ: MPC = CICV + CSBRM + COM + CC + CMV +∑CSI + CSR + n, (6)

где MPC (museum production costs) издержки музейного производства, т. е. затраты музея на обеспечение норматив­ных условий поддержания особого оборота предметов Музейного фонда РФ;

CICV (costs of identifying cultural values) сумма затрат на выявление куль­турной ценности;

CSBRM (storage costs before registration at the museum) сумма затрат на обеспе­чение хранения дофондовых поступлений;

∑COM (costs of collection management) сумма затрат на обеспечение учета;

CC (curatorial costs) сумма затрат на обеспечение хранения музейного предмета;

CMV (cost of museum validation) сумма затрат на обеспечение сверки (пере­учета) музейного предмета;

CSI (costs of scientific inventory) сумма затрат на проведение научной инвен­таризации;

CSR (costs on social representations) сумма затрат на публичное представление музейного предмета;

n сумма иных затрат на поддержание сохранности музейного предмета.

Указанные затраты определяются целями музейной деятельности и ограничиваются обязанностями, возложенными законода­тельством на музеи [18. Ст. 16, 27]. Обеспе­чение этих затрат есть дело государствен­ной важности и не может быть предметом самоокупаемости музеев. Собственник, не обеспечивающий нормативное содержа­ние музея, фактически создает предпосыл­ки к утрате музейных предметов как части национального достояния. А действия орга­нов исполнительной власти по превращению музеев в самоокупаемые предприятия сле­дует пресекать как незаконные [18. Ст. 26].

Выявленный процесс формирования добавленной стоимости музейных пред­метов указывает, что музей в Российской Федерации — это высокорентабельное про­изводство.

Ошибочно принимаемая за торговлю продажа билетов на посещение музея пред­ставляет собой необязательный побочный процесс реализации одной из целей музей­ной деятельности — публичного представ­ления, а содержание музея обеспечивает собственник. Музей сохраняет музейные предметы, переданные на хранение, пере­дает в собственность владельца музея выяв­ленные и вовлеченные в музейный оборот культурные ценности, научная деятельность сотрудников музея создает добавленную стоимость музейных предметов и выполняет задачу приобщения населения к ценностям народов России.

НОРМАТИВНЫЕ ЗАТРАТЫ МУЗЕЯ

Вопреки распространенному мнению основным потребителем услуг музея высту­пают не посетители музеев, а государство в лице органов исполнительной власти. Следовательно, целевая деятельность госу­дарственного музея является содержанием государственного заказа. Структура затрат (6) предполагает расчет затрат всех сто­рон деятельности музея в аспекте уставных целей музея. Так, затраты на обеспечение учета составят: COM = lc + ∑ccons+∑cump + ∆sgbn, (7)

где LC (labor costs) затраты на оплату труда всех сотрудников, участвующих в процессе учета,Ccons (cost of consumables) сумма затрат на расходные материалы, используемые в про­цессе учета, cump (costs for utilities and maintenance of the property) сумма затрат на коммунальные услуги и содержа­ние имущества, необходимого для осущест­вления нормативного учета, sgbn (share of expenses for general business needs) доля затрат на общехозяйственные нужды музея.

Аналогичным образом рассчитываются затраты на обеспечение нормативных целей музейной деятельности по выявлению, хра­нению, научному изучению и публичному представлению музейных предметов, а также затраты на выполнение иных заданий собст­венника музея и музейных предметов, напри­мер бесплатное посещение музеев некоторы­ми категориями граждан.

Структурно затраты музея описываются формулой (8).

АСМ= ALI + AMPC, (8)

где ACM (actual costs of the museum on statutory activities) фактические затраты, понесенные музеем на уставную деятельность, ALI (the actual labour inputs) сумма фактических затрат на труд работников музея, AMPC (the actual of museum production costs) издерж­ки музейного производства, т. е. затраты музея на обеспечение нормативных условий поддержания особого оборота предметов Музейного фонда РФ.

Учитывая, что в России нет музеев, кото­рые бы являлись собственниками музейных предметов, а хранители предметов Музей­ного фонда РФ являются работниками по найму, можно по праву считать, что создан­ная в ходе музейной работы добавленная стоимость предметов Музейного фонда РФ — это овеществленный труд специали­стов музеев.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные аспекты особой катего­рии культурных ценностей — предметов Музейного фонда РФ, показывают насущную необходимость радикальных мер по изме­нению государственной политики в сфере культуры. Требуется прекратить порочную практику эксплуатации музеев и работников музейного дела, модернизировать систему музейного дела, модернизировать систему учета музейных предметов по типу Гохрана России, ликвидировать правые пробелы, обеспечить нормативное финансирование  всеобъемлющий контроль за состоянием       Государственной части предметов Музейного фонда Российской Федерации. Определяя приоритетные направления инновационной политики, следует научиться учитывать реальное богатство народов России, составляющее культурный капитал Российской Федерации.                 

 

 


[1] Ценность товаров определяется их предель­ной полезностью путем субъективных оценок человеческих потребностей. Предельная полезность какого-либо блага обозначает ту пользу, которую приносит последняя единица этого блага, причем последнее благо должно удовлетворять самые маловажные нужды. При этом редкость товара объявляется фактором стоимости. Субъективная стоимость — это лич­ная оценка товара потребителем и продавцом; объективная ценность — это меновые про­порции, цены, которые формируются в ходе конкуренции на рынке. По мере постепенного насыщения потребностей субъекта полезность вещи падает [2. С. 41 -50].

 [2] Польза — благо, позволяющее индивиду со­хранять или увеличивать свой иерархический статус, как элемента системы взаимоотноше­ний Человек-Социум-Универсум.

[3] Индивидуализация заключается в выделе­нии индивидуальных особенностей из перво­начального безразличия. Поскольку оценка производится субъектом, то ценность всегда индивидуализирована. Главной особенностью индивидуализации является ее двойствен­ность. Во-первых, ценность определяется владельцем, здесь ценность выступает как часть субъекта, а предмет приобретает свой­ства ценности только в момент обладания им. Во-вторых, ценность индивидуализирована собственной объектностью как определенная обособленная от гомогенной среды конкретно- эмпирическая реальность.

[4] Одно из коренных свойств культурной ценности заключается в том, что она вос­принимается как благо даже за пределами юридического отчуждения предмета. Доступ к материальному носителю часто достаточен для восприятия блага, которое ассоциируется с произведением искусства (культурной цен­ностью). Но при назначении цены культурной ценности важно именно юридическое обла­дание материальным носителем и культурной ценности и предмета массового производства.

[5] Объективация (от лат. objectivus — пред­метный) — опредмечивание, превращение в объект; термин характеризует мыслительный процесс, посредством которого ощущение, возникающее как субъективное состояние, преобразуется в восприятие объекта [19].

[6] Фрагмент лунного грунта, хранящийся в голландском музее Рейксмюсеум, оказался куском окаменевшей древесины. Выявленное несоответствие состава материального носи­теля ценности имеющемуся описанию привело к изменению атрибутивных признаков и соот­ветствующей корректировке стоимости [1].

 [7] В последнее время добавленную стоимость определяют как EVA — прибыль от обычной деятельности за вычетом налогов и других обязательных платежей и за вычетом инвести­рованного в предприятие капитала (т. е. суммы пассива баланса), умноженного на средневзве­шенную цену капитала. Стоимость приобре­тенных денежных ресурсов будет определять добавленную стоимость [10].

 [8] Критерием светской ценности является на­личие у предмета качеств (научного, историче­ского или культурного характера) либо особых признаков, которые делают необходимым для общества его сохранение, изучение и публич­ное представление.

[9] Критерием религиозной ценности являет­ся ощущение у представителей религиозной концессии, что данный предмет приближает их к Богу.

[10] ритерием корпоративной ценности (на­учной, сословной, кастовой, общественной, партийной и т. п.) является ощущение приоб­щенности участников корпорации к единому органическому образованию.

 [11] Прерогатива экспертизы целиком возложе­на на научных работников музеев, в которые музейные предметы определены на постоян­ное хранение [16. Пп. 2.1, 2.2].

[12] Доход — регулярное пополнение бюджета экономического субъекта либо в денежном выражении, либо в результате увеличения активов, либо в результате погашения обяза­тельств, приводящее к увеличению капитала экономического субъекта.

[13] Расход — регулярное убытие бюджета экономического субъекта в процессе целевой деятельности в денежном выражении.

[14] Государственным учетом является учет (систематическая деятельность по сбору и хранению определенного состава данных об идентифицируемых лицах, объектах и/или явлениях различной природы), организатором которого выступают органы государственной власти и управления.

 [15] Аналогичным образом учитываются цен­ности, составляющие Государственный фонд драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации. Государственный каталог Музейного фонда РФ призван служить электронной базой данных об этой группе ценностей с целью фиксировать все текущие изменения их состояния [18. Ст. 2.3].

[16] Эта особенность не осознается ни музейны­ми работниками, ни собственниками музейных предметов, ни Министерством культуры РФ. Известны случаи, когда операция научной ин­вентаризации оформляется на этапе дофондо­вых поступлений. Выявляется подобное нару­шение легко, однако ни музей, ни собственники музея не торопятся его устранять, не понимая, что своими действиями они совершают мате­риализованное (овеществленное) искажение истины — иначе говоря, подлог [8].

 

0
Похожие материалы

Советы художникам. Как общаться с потенциальными покупателями.

Интервью с Тьерри Эрманом, основателем и генеральным директором Artprice.com

Арт-рынок: теория




Комментарии

   

Пока нет ни одного комментария. Будьте первым!

Афиша / события